Вступительное обращение президента Международного Люксембургского форума Вячеслава Кантора на пресс-конференции в Москве, 9 декабря 2015 года

Заявление Президента Люксембургского форума на пресс-конференции по проблемам контроля над ядерными вооружениями, устойчивости режима ядерного нераспространения и противодействия ядерному терроризму.

Вклад России в решение этих проблем.

 

Москва,

РИА Новости,

09 декабря 11.00.

 

Дамы и господа, уважаемые представители средств массовой информации!

 

Благодарю вас за проявленный интерес к объявленной теме.

 

Разрешение этих проблем представляет основную задачу Международного Люксембургского форума по предотвращению ядерной катастрофы, который образован решением одноименной конференции в 2007 году, где были собраны более 50 наиболее известных и авторитетных в мире ученых, политиков и экспертов из 14 государств. В Наблюдательный совет Форума на сегодняшний день входят академик Николай Лаверов, Владимир Лукин, сенатор Нанн, бывшие министры обороны США и Великобритании Перри и Браун, академик Сагдеев, бывшие руководители МАГАТЭ Эль-Барадей и Бликс, бывший заместитель Генсекретаря ООН по проблемам разоружения Дханапала из Шри-Ланки, посол Экеус из Швеции.

За время своей деятельности Форум организовал 18 конференций, семинаров и Круглых столов с анализом всех проблем контроля ядерных вооружений, региональных ядерных кризисов, по ядерному терроризму. Каждая наша встреча завершалась принятием обращений к лидерам ведущих государств, в Совет Безопасности ООН и в другие международные организации с конкретными предложениями по разрешению различных кризисов. Мы всегда получали ответы, в которых наши предложения в различной степени учитывались.

1-3 декабря в Вашингтоне состоялась важнейшая совместная конференция Люксембургского форума и фонда «Инициатива по уменьшению ядерной угрозы» по теме:

"Предотвращение кризиса в контроле над ядерными вооружениями и катастрофического терроризма", на которой присутствовали практически все члены Наблюдательного совета форума и ряд других экспертов.

 

Прежде всего, должен сказать, что в сфере контроля над ядерным оружием сегодня сложилась беспрецедентная даже для периода холодной войны ситуация, не говоря уже о времени после её окончания. В настоящее время действует только один Пражский Договор по СНВ, вступивший в силу в 2011 году. Бессрочный Договор о ликвидации ракет средней и меньшей дальности испытывает если ещё не удары, то ощутимые толчки с двух сторон. И больше ничего нет.

Но даже в периоды холодной войны, как и в новейшей истории, после подписания договоров о сокращении стратегических ядерных вооружений между США и СССР/Россией стороны без промедления приступали к консультациям и переговорам по следующему договору.

 

 

И только теперь этот крайне необходимый процесс прерван, причём ещё до резкого обострения отношений между США и Россией вследствие событий на Украине и по ряду других причин.  Всё это имманентно приводит к повышенному риску непреднамеренного или спровоцированного применения ядерного оружия в различных регионах мира с непрогнозируемой эскалацией. И в сильной степени препятствует укреплению режима ядерного нераспространения, в который Россия вносила и вносит значительный вклад. Так, например, наша страна по инициативе президента России одной из первых ратифицировала Договор о всеобъемлющем запрещении ядерных испытаний. Однако он до настоящего времени не вступил в силу из-за того, что его не ратифицировали США, Китай и ряд других стран.

50 лет тому назад Герман Кан высказал мысль, которая может стать вполне современной. Он писал, что большинство из нас не верит в сознательно начатую ядерную войну, и не думают о случайностях и ложных расчётах. Однако абсолютная уверенность в сдерживании является примером легкомысленности и беспечности.

За прошедшие 50 лет главные ядерные государства того времени США и СССР, а теперь Россия проделали колоссальную работу по предупреждению несанкционированных, случайных пусков ядерных ракет, и в отношении этих двух стран, а также Великобритании, Франции и Китая можно быть относительно уверенными в том, что случайности исключены. Хотя 100-процентной гарантии в принципе не существует.

Однако в новых ядерных государствах, я имею в виду Пакистан, Индию, Северную Корею, вряд ли отработана такая же надёжная система предотвращения случайностей. А со стороны Северной Кореи нельзя полностью исключать сознательную провокацию. Но даже одиночное применение ядерного оружия способно вызвать непрогнозируемую эскалацию обмена ядерными ударами. Вот почему мысль Германа Кана вновь становится актуальной. 

Во многом это можно объяснить стиранием исторической памяти и частичной потерей накопленных знаний о катастрофических для всего человечества последствий применения ядерного оружия.

На конференции подготовлено обращение к лидерам США и России с рекомендациями и предложения предпринять безотлагательные шаги в следующих направлениях:

Во-первых, приступить к консультациям и переговорам по дальнейшим сокращениям Стратегических наступательных вооружений, по прозрачности и контролю в отношении нестратегического ядерного оружия, как этого требует статья VI Договора о нераспространении ядерного оружия;

Во-вторых, разрешить противоречия по влиянию на стратегическую стабильность ПРО США, Воздушно-космической обороны России, стратегического высокоточного неядерного оружия;

В-третьих, скорректировать сохраняющиеся со времён холодной войны условия применения стратегических наступательных вооружений США и России, увеличив время принятия решений о пусках ракет на основании информации от систем раннего предупреждения двух государств.

 

Следующая проблема. Достигнутое «шестёркой» (Россия, США, Великобритания, Франция, Китай и Германия) после многолетних изнурительных переговоров Всеобъемлющее соглашение с Ираном положительно оценивается мировым сообществом. При том, что процессу реализации достигнутых соглашений предстоит быть достаточно длительным, и ряд экспертов не считают это соглашение вполне устойчивым с учётом опыта взаимодействия с Тегераном.

 

 Есть, правда, совсем другие оценки этого Соглашения. Так, например, Генри Киссинджер неожиданно заявил, что Обама и Европа только что вручили Ирану ключ к созданию ядерного оружия. Если ядерное оружие закрепится (на Ближнем Востоке), катастрофический исход окажется практически неизбежным». Однако на конференции его друг Билл Перри сообщил, что он не согласен с Киссинджером и лично сказал ему об этом.

 

 

 

 

Далее полагаю необходимым подчеркнуть постоянно нарастающие угрозы ядерного терроризма, формы которого могут быть самыми разнообразными: от подрыва «грязной» бомбы или разрушения ядерных объектов до натурального ядерного взрыва.

 Для предотвращения подобных терактов, казалось бы, сделано многое.  Непосредственно для борьбы с терроризмом Россией и США ещё в 2006 году принята Глобальная инициатива, в которую вошли 77 стран. Ещё одна Инициатива принята Резолюцией СБ ООН 1887.  Для противодействия попадания оружейных материалов в руки террористов в 2004 году Советом Безопасности ООН принята Резолюция 1540. Генеральной ассамблеей ООН в 2005 году принята «Международная конвенция о борьбе с актами ядерного терроризма».

 

 

 

Ряд этих инициатив выдвинуты непосредственно Россией.

На антитеррористическом саммите в Вашингтоне в феврале этого года и на заседании ОВСЕ в декабре в Белграде российские представители, в том числе глава ФСБ России Александр Бортников, сделали важные предложения по противодействию международному терроризму.

Все меры в этих резолюциях и инициативах правильные и должны действовать. Но для предотвращения ядерного терроризма теперь этого уже недостаточно. Вряд ли можно сомневаться в том, что ИГИЛ, располагая значительными финансовыми ресурсами, остановится на уже зафиксированном применении химического оружия, и не стремится получить компоненты радиологического оружия различного типа. И ИГИЛ в этом отношении не одинока, есть другие хорошо известные международные террористические организации, которые преследуют аналогичные цели. Только за одно десятилетие по данным МАГАТЭ зафиксировано несколько сотен случаев контрабанды радиоактивных материалов и количество их непрерывно растёт. Значительное количество контрабанды связано с высокообогащённым ураном и плутонием, пригодным для изготовления ядерного оружия. Совсем недавно были задержаны подозреваемые в попытках продажи террористам радиоактивных материалов, в том числе обогащённого урана и цезия. Но вряд ли можно сомневаться в том, что имеют место и не зафиксированные правоохранительными органами случаи хищения и продажи радиоактивных материалов различного качества. Известно, что международные террористические организации давно стремились нанять учёных-ядерщиков.

Не могу не процитировать известного Грэма Эллисона, бывшего помощника министра обороны, автора исследования «Ядерный терроризм. Предотвратимая катастрофа», который ещё 10 лет тому назад написал:

 

"Если политики будут действовать так же, как они действуют сегодня, то террористы смогут использовать ядерное оружие уже в следующем десятилетии. Ядерная атака террористов неизбежна."

Это сказано в то время, когда главные ядерные державы, Россия и США вместе с Европой были солидарны в общих угрозах безопасности и вместе противодействовали им.

Но теперь в условиях жёсткой конфронтации между Западом и Россией из-за кризиса в Украине, ростом военной активности на Западе и Востоке, трудно разрешимой проблемой беженцев в Европе, борьба с ядерным террором отошла, похоже, на задний план. Считаю, что это крайне опасно.

Мы не можем предотвратить тротиловые и автоматные теракты, как же гарантированно противодействовать  ядерному?!

Вряд ли есть непреодолимые трудности для террористов доставить в какой-либо европейский мегаполис радиоактивные материалы различного качества, подорвать «грязную бомбу», изготовить ядерное взрывное устройство. Или разрушить один из многих исследовательских реакторов.

Убеждён, что несмотря на жёсткую конфронтацию между Западом и Россией, рост военной активности, проблему беженцев, решительная борьба с ядерным терроризмом не должна отходить на задний план.

В связи с этим необходимо, во-первых, признание лидерами России и США, ведущих государств Европы и мира противодействие ядерному терроризму высшим приоритетом обеспечения международной безопасности;

 во-вторых, необходимо безотлагательно реанимировать и усилить сотрудничество по всем принятым ранее инициативам и резолюциям Совета Безопасности ООН по ядерному терроризму;

в-третьих, договориться, наконец, России, США, Европе, странам Ближнего Востока о тесной координации и усилении реальных действий против Исламского государства, на чем настаивает президент России Владимир Владимирович Путин;

 в-четвёртых, обеспечить предельно допустимое сотрудничество специальных служб и оперативных органов для выявления и пресечения попыток захвата ядерных материалов и подготовки ядерных терактов.

Убежден в том, что Обращение к лидерам США и России не останется без серьёзного внимания. Потому, что это Обращение будет направлено от имени прекрасно известных в мире выдающихся учёных и политических деятелей, имеющих колоссальный опыт анализа и решения главных проблем безопасности в современном мире.

Благодарю за внимание, я и мои коллеги готовы ответить на ваши вопросы.