Речь экс-президента Польши, председателя ЕСТП А. Квасьневского на третьем Международном форуме «Жизнь народу моему!», приуроченном к 65-летней годовщине освобождения КЛ Аушвиц-Биркенау. Краков, Польша

Ваши Превосходительства, дамы и господа,

Я участвовал в этом Форуме пять лет назад как Президент Польши. И сегодня я снова здесь как Председатель Европейского Совета по Толерантности и Взаимоуважению. Мое присутствие – тогда и сейчас – обусловлено тем, что я придаю особое значение подобным благородным начинаниям, объединяющим политических и общественных лидеров, дабы вспомнить о прошлом ради мирного будущего.  

Дамы и господа,

С момента окончания Второй мировой войны, самого ужасающего события в человеческой истории, минуло две трети века. Этот Форум посвящен поминовению ее самой черной страницы - Холокоста. Шоа, как его называют на иврите, или Заглада на моем родном польском языке, не только уничтожил шесть миллионов человек, половина из которых были гражданами Польши. Для многих он уничтожил саму память об их существовании. Их могилы в том воздухе, которым мы по-прежнему дышим; их улыбки, надежды, страдания. Их свершения утрачены навечно.

Но мертвы не только они.

Те, кто еще может вспомнить о том, что они когда-то существовали, тоже умирают. Те, кто еще помнит бурную, полную жизни цивилизацию евреев Европы, - пережившие Холокост и их освободители. Они умирают каждый день. В каждую годовщину Освобождения, 27 января, их все меньше и меньше. Но мы будем чтить и помнить их. Их дети и внуки, населяющие земли Европы, Америки и Израиля, не забудут о них.

В этом нацисты так и не обрели желанной победы.

Но память может быть коварной. Антек Цукерман, один из лидеров восстания в Варшавском гетто, назвал свои яркие мемуары «Лишние воспоминания». И ведь на самом деле, выжившие в Холокосте несут на своих плечах невыносимо тяжелый груз памяти. Все, не только евреи.

Поэтому горько и больно становится нам тогда, когда эту память – нашу или их – даже в последнее время подвергают сомнению те люди, которые должны служить для остальных маяком толерантности и взаимоуважения. Они проявляют пренебрежение к их страданиям и поминовению, к которым следует всегда относиться со сдержанностью и уважением. Это не менее возмутительно, чем термин «польские концентрационные лагеря», используемый для обозначения лагерей, построенных на территории оккупированной Польши, в которых заключали и казнили польских граждан, как будто бы поляки были не жертвами, а виновниками этих преступлений.  

Таким образом, представляется вполне понятным, что не достаточно хранить память и поминать жертв. Память обязывает наше и следующие поколения не только проявлять искреннее взаимоуважение, но и предотвращать подобные трагедии и страдания в будущем.

Но достигли ли мы – политики и общественность – успеха в этом деле? Справились ли мы с этой задачей?

Когда победоносные войска Союзников остановили машину смерти,  мы были уверены, что это никогда не повторится. В каком-то смысле, эта надежда оправдалась: быть евреем больше никогда уже не считалось преступлением, карающимся смертью. Однако с тех пор и другие нации испытали на себе похожую участь: мусульмане Боснии, тутси в Руанде около пятнадцати лет назад, до них – камбоджийцы и народ Дарфура. Мантра «Никогда больше!» во многом оказалась бессильной.

Но сегодня, имея за плечами опыт Холокоста, мы, по крайней мере, знаем, на что способны представители человеческого рода. И мы понимаем свою «Ответственность по предотвращению». Томас Джефферсон однажды написал: «Постоянная бдительность – такова цена свободы». Его утверждение по-прежнему верно. Если мы не хотим страдать от происходящего, нам нельзя забывать о том, что толерантность - основа стабильности и мира – постоянно подвергается испытанию. Ее нельзя просто установить в приказном порядке, толерантности надо учиться и ее практиковать, соблюдая бдительность по отношению к проявлениям ксенофобии, расизма и неуважения к человеку.

Ни одна страна, общество или культура не могут похвалиться тем, что выполнили свою домашнюю работу по толерантности, и что у них теперь нет необходимости заниматься ей. Никто не обладает иммунитетом от демонов фанатизма и ненависти. Поэтому мы не имеем права игнорировать или умалять значение проявлений коллективной патологии, любой формы неуважения к другим. Оскверненный могильный камень, надпись на стене, оскорбляющая другой народ, антисемитские или расистские высказывания – ни что из перечисленного не может считаться «невинным» и «неопасным».  

Исходя из исторического опыта Европы, мы должны помнить, что принцип уважения по отношению к другому человеку нарушался сначала застенчиво, а потом со все возрастающей уверенностью, и, в конце концов, все, что было иным, безжалостно истреблялось. Вот поэтому наша реакция на проявления нетерпимости должна быть жесткой и незамедлительной.

А Европа, с ее опытом Второй мировой войны и Холокоста, несет особую ответственность за то, чтобы воспитывать и укреплять толерантность, как у себя дома, так и во всем мире. Если мы отречемся от этого опыта, мы подвергнем опасности, прежде всего, себя.

Спасибо вам за внимание.