Назревает опасность ядерной катастрофы

перевод с вьетнамского


Ухудшение отношений между Россией и США, непредсказуемость ядерной программы Северной Кореи, возможность выхода США из ядерной сделки с Ираном, а также обострение отношений между Индией и Пакистаном – все эти факторы могут привести к ядерному конфликту

Какие меры необходимо предпринять для того, чтобы предотвратить ядерную катастрофу? Как не допустить попадания ядерного оружия в руки террористов? Эти вопросы обсуждали эксперты на состоявшейся недавно в Париже 10-й конференции Международного Люксембургского форума по предотвращению ядерной катастрофы.

Нарастание напряженности в отношениях между США и Россией

2017 год отмечен большим количеством неявных опасностей в международных отношениях, связанных с вопросами ядерной безопасности. Особенно выделяются заявления американского президента Дональда Трампа о возможности пересмотра иранской ядерной программы, ракетные испытания Северной Кореи, а также постепенное ухудшение отношений между Индией и Пакистаном, которое может привести к использованию одной из сторон своего ядерного потенциала. При этом одним из самых трудных и сложных вопросов здесь является стагнация отношений между двумя ядерными державами – Россией и США в области сокращения ядерного оружия.

В следующем году Москва и Вашингтон намерены завершить сокращение стратегических вооружений в соответствии с требованиями Парижского соглашения. Однако судьбу этого соглашения в нынешнем контексте двусторонних отношений поистине трудно предсказать. Кроме того, назревает и кризис в реализации Договора о ликвидации ракет средней и меньшей дальности (РСМД), который является своего рода краеугольным камнем современной системы ядерной безопасности.

В 1987 году Соединенные Штаты и Советский Союз подписали Договор о РСМД, который официально вступил в силу в июне 1988 года. Предметом договора является запрещение участвующим в нем сторонам заниматься производством или испытанием всех видов баллистических ракет наземного базирования с радиусом действия от 500 до 5,5 тыс. км. После вступления в силу Договора о РСМД были уничтожены около 2 700 ракет средней дальности.

Президент Люксембургского форума по предотвращению ядерной катастрофы Вячеслав Кантор подчеркнул, что наблюдается усиление напряженности из-за взаимных претензий по выполнению Договора о РСМД. Тем временем программа по утилизации избыточного плутония была заморожена, ядерные исследования также были остановлены. Подобная ситуация может породить опасность неконтролируемой гонки ядерных вооружений. Такая нуклеаризация, несомненно, ослабит усилия, направленные на обеспечение стабильности системы ядерной безопасности.

Профессор Университета Мэриленда и бывший директор Института космических исследований Академии наук CCCP Роальд Сагдеев рассказал корреспонденту «Газеты», что США склоняются к точке зрения, что с Россией невозможно вести переговоры. Даже в годы холодной войны обе стороны поддерживали диалог, а сейчас не могут этого сделать. Однако двусторонние отношения между Россией и США в области ядерной безопасности имеют очень важное значение, по меньшей мере потому, что «младшие»[1] (имеются в виду Индия и Пакистан) всегда смотрят на действия «старших»[2]. И если сейчас будет сорван российско-американский диалог, касающийся продления Договора о сокращении стратегических наступательных вооружений (СНВ), или выполнения Договора о РСМД, то это неизбежно повлияет на решение других ядерных стран относительно присоединения к переговорам по безопасности.

Бывший министр обороны США Уильям Перри считает, что неверно полагать, будто отношения между Москвой и Вашингтоном стали ухудшаться лишь в последнее время, и что инициатором этого ухудшения являются США. Прежде всего, это действия по расширению Североатлантического договора (НАТО) и размещение систем противоракетной обороны в странах Восточной Европы. Затем, когда США поддержали цветные революции, как например, на Украине, Россия начала опасаться, что такая поддержка будет оказана и возможной цветной революции в России. И когда в 2012 году в России проходили демонстрации протеста, по мнению президента Владимира Путина, за ними стояли Соединенные Штаты.

Однако г-н Перри считает, что часть ответственности лежит и на Москве, подразумевая референдум 2014 года в Крыму, а также «угрозу в отношении стран Балтии». Бывший руководитель Пентагона делает заключение, что при рассмотрении ситуации в целом эти события являются факторами, возвращающими двусторонние отношения к временам холодной войны.

Основой нынешней системы ядерной безопасности является Договор о нераспространении ядерного оружия (ДНЯО), подписанный в 1968 году. В соответствии с этим соглашением, статус ядерной державы был присвоен пяти странам – России, США, Франции, Великобритании и Китаю. В настоящее время в этом ядерном клубе участвуют Индия и Пакистан. Также предполагается, что Израиль имеет ядерное оружие, а Северная Корея проводит ядерные испытания.

Северокорейская проблема зашла в тупик, потому что страны не могут договориться друг с другом. Вашингтон готов вести переговоры с Пхеньяном, если Северная Корея откажется от ядерного оружия. В то же время КНДР выдвинула в качестве предварительного условия для начала диалога признание ее ядерным государством. По словам бывшего премьер-министра Великобритании Тони Блэра, нынешнее соперничество вызвано тем, что многие государства испытывают опасения из-за особенностей своего режима, или, если быть точнее, из-за того, что эти самые режимы «вызывают опасения со стороны международного сообщества». Речь идет, прежде всего, о Северной Корее и Иране.

По мнению специалистов, ключевая роль в урегулировании ситуации на Корейском полуострове должна принадлежать Китаю и США, потому что Вашингтон – это сторона, критикующая Пхеньян, а Китай имеет возможность оказать давление на северокорейское руководство. В этой модели участие России логично, однако необходимо заранее подготовить площадку для диалога.

Между тем не все так гладко и с иранскими ядерными программами. Президент США Дональд Трамп неоднократно высказывал желание пересмотреть соглашение с Тегераном, чтобы подписать более выгодную сделку. Угроза Соединенных Штатов пересмотреть позицию в отношении Ирана может привести к нестабильности в области контроля над вооружениями в целом.

«Красная линия»

Почти все страны мира понимают пагубные последствия применения ядерного оружия, поэтому ядерный конфликт не является целью любой страны, которая хотела или хочет иметь ядерное оружие. Но все более осложняющиеся отношения и нарастание напряженности могут привести к конфликту. Вячеслав Кантор с беспокойством отметил, что сегодня в военных кругах многих стран говорят о возможности ограниченной стратегической ядерной войны и среди взаимной критики можно слышать, что «мир, сам того не желая, скатывается к ядерной войне».

Еще одна большая проблема заключается в том, что политики связывают ядерную безопасность с национальными целями. В результате доверие падает, а вместе с ним сокращается и возможность переговоров между странами. Эксперты считают, что президент Трамп хочет предложить решение северокорейской проблемы или пересмотреть результаты договоренности с Тегераном не только для разрешения разногласий, но и для достижения внутриполитических результатов и еще большего укрепления своего положения в стране. Тем более что сделка с Ираном приносит результаты - все обязательства, взятые на себя, Тегеран исполняет - это признают и эксперты, и наблюдатели.

Сегодня отношения между Россией и западными странами оцениваются экспертами как новая холодная война. Однако, как уже упоминалось выше, даже в самый напряженный период Москва и Вашингтон продолжают поддерживать контакты, и, если их диалог прекратится, последствия будут крайне негативными. По словам профессора Роальда Сагдеева, в настоящее время нет механизма восстановления контактов на высшем уровне и поиска путей урегулирования двусторонних отношений. Если российско-американские отношения снова окажутся в кризисе, наподобие кубинского кризиса, то кроме «красной линии» между Кремлем и Белым домом не останется никакого другого механизма. Но даже «красная линия» в последнее время уже не эффективна. Г-н Перри особо подчеркнул, что напряженные отношения между двумя странами являются дополнительными факторами риска, которых не существовало во времена холодной войны.

Первая большая угроза – это ядерный терроризм, в случае если представители экстремистских групп получат доступ к ядерному оружию. Второй потенциальный риск –повторение конфликта между Индией и Пакистаном. И третий – Северная Корея. Если Пхеньян почувствует угрозу своему режиму, он будет готов напасть на Японию или Южную Корею. Перри отметил, что ядерная война между Индией и Пакистаном может подвергнуть ядерной атаке десятки городов. А если война разразится в Корее и перерастет в ядерную войну, очень велика угроза того, что Северная Корея использует ядерное оружие против Сеула и Токио. Поэтому ядерная война, равно как и ядерный конфликт между Индией и Пакистаном, может привести к человеческим жертвам, число которых будет сравнимо с числом жертв Второй мировой войны с той лишь разницей, что все эти люди погибнут в течение 6 часов, а не 6 лет.

Бывший премьер-министр Великобритании Тони Блэр, говоря, в частности, о проблеме попадания ядерного оружия в руки террористов, также упомянул сценарий с использованием так называемой «грязной бомбы». Это особый вид распространения ядерного оружия в сочетании с опасностью того, что страны будут вынуждены распространять ядерные технологии. Тесно с этим вызовом находится и проблема киберугрозы, добавляет Блэр. По его словам, террористы могут и не получить доступ к ядерному оружию, однако могут появиться технологии, способствующие тому, чтобы наносить ущерб объектам, связанным с управлением ядерными системами или хранением ядерных материалов.



[1] Дословно: «маленькие» страны (прим.перев.)

[2] Дословно: «больших» стран (прим.перев.)