Вячеслав Кантор: «Ядерное оружие может попасть в руки радикальных исламистов!»

КАТЕГОРИЯ

ПОДЕЛИТЬСЯ

Резкое обострение общественно-политической ситуации на Ближнем Востоке и в государствах Северной Африки способно привести к радикальным изменениям в расстановке политических сил и поставить под угрозу безопасность всего региона — к такому выводу пришли международные эксперты по ядерной безопасности.

Политические трансформации в странах Северной Африки и Ближнего Востока и ликвидация последствий аварии на японской атомной электростанции «Фукусима» отвлекают внимание политиков и международных институтов, призванных ограничить развитие ядерных программ Ирана и Северной Кореи.

Между тем деструктивный потенциал возможного обладания Ираном технологиями создания ядерных вооружений продолжает оставаться очень высоким. Также вполне вероятно, что иранское руководство, пользуясь нестабильностью в регионе, вызванной революционными событиями «арабской весны», будет наращивать свою агрессивную политику по всем направлениям, инспирируя новые кризисы и государственные перевороты.

Угроза ядерного терроризма и проблемы ядерного разоружения обсуждались на открывшейся 13 июня в Стокгольме конференции «Перспективы ядерного распространения и разоружения после вступления в силу нового Договора о СНВ», организованной международным Люксембургским форумом по предотвращению ядерной катастрофы и Стокгольмским международным институтом исследования проблем мира (СИПРИ).

За два дня эксперты в области глобальной безопасности из России, США, Франции, Швеции, Израиля и Саудовской Аравии обсудили состояние и перспективы процесса ядерного разоружения и сотрудничество в сфере противоракетной обороны между Россией, США и европейскими странами. Говорили и о перспективах разрешения иранского ядерного кризиса и экспертных оценках последствий «арабской весны» для международной ядерной безопасности.

Открывая работу конференции, президент Люксембургского форума по предотвращению ядерной катастрофы Вячеслав Кантор заявил о том, что новый договор о СНВ положительно повлиял на решение многих проблем, связанных с ядерным распространением. Вместе с тем, по словам Кантора, многие отмечают относительную скромность этого шага.

Российские эксперты Люксембургского форума уверены, что дальнейшие шаги в ядерном разоружении должны быть сделаны в области ограничения и сокращения тактических ядерных вооружений и достижения договоренностей о сотрудничестве в сфере ПРО в Европе. По мнению специалистов от того, как будет решен вопрос сотрудничества между Россией, США и европейскими государствами в области разработки и развертывании Европейской системы ПРО, зависит перспектива дальнейших отношений между этими государствами. Неслучайно программа стокгольмской конференции отвела теме сотрудничества в области ПРО отдельное заседание.

«Сегодня можно уверенно говорить о том, что нельзя исключить значительного усиления роли и влияния радикальных исламистских партий и группировок в Северной Африке и на Ближнем Востоке. В свою очередь, это может иметь далеко идущие негативные последствия для безопасности. Вакуум власти может привести к активизации террористической деятельности и увеличению вероятности актов ядерного терроризма», — заявил президент Люксембургского форума по предотвращению ядерной катастрофы Вячеслав Кантор.

По словам Кантора, для стран Европы ситуация значительно осложняется в связи с резким увеличением иммиграционных потоков из нестабильных регионов. Принимаемые европейскими государствами меры по ограничению транзита нелегальных мигрантов не способны поддерживать приемлемый уровень безопасности в государствах ЕС.

Фактически сегодня нелегальная миграция является каналом, по которому экстремизм импортируется в Европу. Слабый пограничный контроль на южных границах Евросоюза и номинальный административный контроль на границах государств, входящих в Шенгенское соглашение, ведут к повышению угрозы транзита средств и технологий изготовления оружия массового уничтожения. При этом общеизвестно, что исполнители громких терактов последнего времени проходили подготовку в Европе, в местах компактного проживания нелегальных мигрантов.

Говоря об иранской атомной угрозе, участники форума отметили, что международное сообщество крайне слабо реагирует на сигналы о стремительном и бесконтрольном развитии ядерной программы этой страны в обход международных санкций. Так, в мае представителям ООН стало известно что, Северная Корея и Иран в нарушение санкций обменивались военными технологиями, в том числе технологиями производства баллистических ракет. В соответствующем докладе ООН отмечалось, что обмен вооружениями происходил через некую третью страну. Предположительно, посредником стал Китай.

Выступая в начале июня на открытии сессии Совета управляющих Международного агентства по атомной энергии, генеральный директор МА ГАТЭ Юкия Амано заявил о том, что агентство располагает информацией о наличии в Иране скрытой ядерной деятельности, которая направлена на создание ядерного оружия. «Имеются признаки того, что некоторые из этих видов деятельности продолжались до последнего времени», — заявил господин Амано.

В свою очередь, ряд участников стокгольмской конференции выразили мнение о том, что даже если МА ГАТЭ и примет резолюцию по Ирану, то она не возымеет должного эффекта на Тегеран. Последние события говорят о том, что страна не намерена отступать от реализации своей ядерной программы. В ответ на отказ Тегерана прекратить обогащение урана Совет Безопасности ООН принял четыре резолюции, принудительно накладывающие санкционные обязательства на Исламскую Республику. Однако руководство Ирана утверждает, что как участник Договора о нераспространении ядерного оружия страна имеет полное право на использование ядерных технологий в мирных целях.

Конференция стала 11-й рабочей встречей международного пула экспертов в области глобальной безопасности, объединенных организационной структурой Люксембургского форума по предотвращению ядерной катастрофы. На каждой встрече эксперты форума анализируют наиболее актуальные вопросы ядерного нераспространения, пути разрешения наиболее угрожающих ракетно-ядерных кризисов, обсуждают вызовы глобальной безопасности. По результатам работы принимается меморандум, который затем представляется лидерам ведущих государств мира, в Совет Безопасности ООН, руководству стран СНГ, ОДКБ, НАТО и МАГАТЭ.

В работе стокгольмской конференции принимали участие директор СИПРИ Гилл Бейтс, экс-генеральный директор МАГАТЭ Ханс Бликс, президент ПИР-Центра Владимир Орлов, руководитель программы по нераспространению оружия массового уничтожения и проблемам разоружения Международного института стратегических исследований в Лондоне Марк Фитцпатрик, старший научный сотрудник Института востоковедения РАН Владимир Сажин, профессор Шведского колледжа национальной обороны Бо Халт.

По словам организаторов конференции, особенность работы Люксембургского форума состоит в том, что приверженные национальным интересам эксперты из разных стран демонстрируют способность находить приемлемые компромиссы для укрепления общей безопасности. Далеко не всегда это удается сделать официальным дипломатам и политикам.