Проблемы мира — из Стокгольма

КАТЕГОРИЯ

ПОДЕЛИТЬСЯ

В Шведской столице завершилась конференция Международного Люксембургского форума (ЛФ) по предотвращению ядерной катастрофы, проходившая при участии Стокгольмского международного института исследования проблем мира (СИПРИ). Главная тема обсуждения — «Перспективы ядерного распространения и разоружения после вступления в силу нового Договора СНВ».

Эксперты высказались за переход к следующему этапу переговоров между Россией и США по заключению Договора СНВ и началу российско-американских консультаций по нестратегическим ядерным вооружениям. Прозвучала тема ограничения обычных вооруженных сил в Европе и скорейшего согласования позиций сторон по ПРО. Шел разговор и о расширении контактов парламентов России и США, поиске общих интересов по самому широкому кругу проблем.

Для разрешения конфликтных ситуаций, которые длятся годами, Ханс Бликс, член Наблюдательного совета форума, председатель независимой международной комиссии по оружию массового уничтожения, предложил создать международный арбитраж — если стороны согласятся уважать решение такого органа. Как считают эксперты, сколь длительной ни будет процедура рассмотрения дел в международном арбитраже, она может иметь реальную перспективу. Еще об одной очень значительной инициативе рассказал президент Люксембургского форума Вячеслав Кантор. Речь шла о продвижении в Евросоюзе модельного закона о безопасной толерантности.

Российская газета: Как продвигается работа над этим проектом?

Вячеслав Кантор: Соответствующий комитет, в состав которого входят ведущие юристы мира, разрабатывает этот закон. Причем там обязательно будут аспекты, которые касаются и юрисдикции Люксембургского форума. Это сложнейший вопрос, но мы надеемся объединить экспертов-юристов, экспертов по ядерному сдерживанию и разоружению в одну группу, чтобы определить и пределы ядерной толерантности тоже. Это могло бы стать основой для работы будущих международных арбитражей.

РГ:И как этот закон может действовать практически?

Кантор: В чем суть закона о безопасной толерантности? Представим себе вполне реальную ситуацию, когда два политика высокого, даже очень высокого уровня не могут договориться по какой-то важной проблеме. Однако при наличии такого закона и по технологиям примирения, которые станут приложением к нему, политики обязаны будут найти приемлемое решение во имя целей развития, и такая возможность будет. Эту модель мы и хотим продвинуть.

РГ: Идея безопасной толерантности представляется весьма важной, в том числе в контексте событий, имеющих место, например, в ряде арабских стран. На ваш взгляд, возможны ли подобные сценарии на территории СНГ и России в частности?

Кантор: Думаю, что нет. Причин достаточно, но я скажу лишь об одной — это мощный политический ресурс российского руководства и способность населения России в целом к патриотической консолидации, которая охватывает все слои общества.