Саммит G8: перспективы ядерной безопасности до и после 2020 года

КАТЕГОРИЯ

ПОДЕЛИТЬСЯ

Состоявшийся во французском Довиле саммит «Большой восьмерки» задал направление для развития диалога между ведущими мировыми державами по вопросу о том, как будет развиваться глобальная ядерная безопасность в ближайшее десятилетие.

Тон обсуждению задала ядерная катастрофа на японской АЭС Фукусима. На первом рабочем заседании, посвященном проблемам ядерной безопасности и изменениям климата, президент России Дмитрий Медведев представил ряд предложений, направленных на минимизацию опасностей «мирного атома». Россия предложила партнерам по G8 положение, в соответствии с которым страна, использующая ядерную энергию по международному праву, несла бы ответственность не ниже того уровня, который предусмотрен стандартами МАГАТЭ. Сейчас таких обязательных требований нет.

Также было предложено усилить ответственность государств за ядерную безопасность. Кроме того, Россия выступила с инициативой принять регламент координации и взаимодействия между государством, надзорным органом и генерирующими компаниями. Представители российской делегации говорили о необходимости ввести дополнительные требования через систему стандартов МАГАТЭ для сейсмически опасных зон. По сообщениям газеты «Коммерсант», на заседании по ядерной безопасности российские предложения поддержали Франция и США.

Саммиту в Довиле предшествовала встреча Дмитрия Медведева с Бараком Обамой. Внимание наблюдателей было приковано к обсуждению вопроса развития совместной системы противоракетной обороны (ПРО). Судя по тому, как президент России, комментируя итоги встречи, предостерег мир от провоцирования новой гонки вооружений, данный вопрос пока далек от устраивающего обе стороны решения.

«2020 год – это тот год, когда завершится выстраивание четырехэтапной системы так называемого адаптивного подхода»,- пояснил Дмитрий Медведев, добавив, что «после 2020 года, если мы не договоримся, начнется новая гонка вооружений. Если мы договоримся, то ситуация будет совсем другой и я бы хотел, чтобы мои партнеры помнили об этом постоянно», — подчеркнул президент России.

Барак Обама на пресс-конференции после окончания встречи заявил о том, что они с президентом РФ обязались совместно выработать подход и конфигурацию ПРО, которая соответствовала бы интересам обеих стран в области безопасности. Американский президент также подчеркнул, что этот вопрос должен рассматриваться в рамках НАТО.

В свою очередь, генеральный секретарь НАТО Андерс Фог Расмуссен уже заявил о том, что НАТО с Россией достигнет взаимоприемлемого результата в отношении системы ПРО. «Мы приняли решение о создании системы противоракетной обороны в ответ на реальность угрозы ракетного нападения. Это решение принято, следующий шаг – создание и оперативное управление системой ПРО. Мы пригласили Россию участвовать в этой совместной работе потому, что это ответ на общую угрозу», — сообщил Расмуссен на открывшемся в начале недели пленарном заседании Парламентской ассамблеи НАТО.

По словам аналитиков, еще раз озвученная российским руководством настойчивая необходимость создания совместной ПРО Россия-США-НАТО и довольно резкое предостережение партнеров — «не игра риторическими мускулами», а серьезная озабоченность тем, что односторонне создание ПРО США и странами НАТО может привести к серьезному дисбалансу мировой архитектуры ядерной безопасности.

Глава Люксембургского форума по предотвращению ядерной катастрофы Вячеслав Кантор убежден, что вопрос создания секторальной ПРО следует трактовать гораздо шире, поскольку он напрямую влияет на ход диалога между Россией и США о сокращении стратегических наступательных вооружений. «Судьба дальнейших договорённостей России и США о сокращении ядерных вооружений напрямую зависит от сотрудничества в разработке, развёртывании и совместном использовании систем ПРО. Здесь следует учесть имевшийся до 2008 года положительный опыт такого сотрудничества. Речь идет о возобновлении совместных учений по ПРО и осуществлении первых шагов по интеграции информационных систем России, США и государств-членов НАТО. Цель – создание сопряженной системы противоракетной обороны для защиты всех участников от баллистических ракет третьих стран, в первую очередь – Ирана», — отмечает Кантор.

На запланированной к проведению в июне этого года в Стокгольме совместной конференции Люксембургского форума по предотвращению ядерной катастрофы и Стокгольмского международного института исследования проблем мира (СИПРИ) на уровне ведущих мировых экспертов планируется обсудить состояние и перспективы процесса ядерного распространения и разоружения после вступления в силу нового Договора о СНВ. По словам Вячеслава Кантора, сотрудничество в сфере ПРО между США, Россией и странами НАТО уже сейчас рассматривается экспертами как ключевой вопрос для дальнейшего ядерного разоружения и обеспечения глобальной ядерной безопасности. Ожидается, что по итогам конференции новую аналитическую оценку получит состояние и перспективы разрешения иранского ядерного кризиса, а также ситуация с ядерной безопасностью на Ближнем Востоке.