Люксембургский форум решает вопрос о красных линиях Ирана

КАТЕГОРИЯ

ПОДЕЛИТЬСЯ

В курортном городке Монтрё в Швейцарии проходит очередная , 16-я по счету, конференция Международного Люксембургского форума по предотвращению ядерной катастрофы «Критерии безопасной толерантности режимов ядерного нераспространения». Конференция проводится совместно с Женевским центром политики безопасности.

В конференции принимают участие президент Люксембургского форума Вячеслав Кантор, директор Женевского центра политики безопасности Фред Таннер, академик РАН, профессор Университета штата Мэриленд Роальд Сагдеев, руководитель Центра международной безопасности ИМЭМО РАН, академик РАН Алексей Арбатов, генерал армии, бывший главнокомандующий РВСН Владимир Яковлев, председатель Совета директоров Стокгольмского института исследования проблем мира Рольф Экеус, председатель Оргкомитета Люксембургского форума, главный научный сотрудник ИМЭМО РАН Владимир Дворкин, советник фонда «Инициатива по снижению ядерной угрозы», бывший председатель постоянной консультативной группы МАГАТЭ по вопросам соглашения о гарантиях Джон Карлсон, старший научный сотрудник «Фонда Карнеги за международный мир» Ариэль Левит, руководитель программы по нераспространению ОМУ и проблемам разоружения Международного института стратегических исследований Марк Фитцпатрик и другие международные эксперты – члены Консультативного совета Люксембургского форума.

Важным отличием проходящей конференции от предыдущих мероприятий Люксембургского форума станет то, что её тематика будет отражать начальный этап исследовательской работы, направленной на выявление условий и признаков приближения ядерных технологий государств к так называемой «красной черте», за которой, по словам президента Форума Вячеслава Кантора, «с высокой степенью уверенности можно утверждать о намерении создать ядерное оружие. И в этом случае требуются экстренные решения и адекватные меры по предотвращения подобной эволюции».

Эксперты Форума уверены в том, что ограничение подобного права должно быть оформлено более жёсткими решениями, чем соответствующие резолюции СБ ООН, которые, как показал опыт, могут быть мало эффективными – в частности, запретами для Ирана обогащать уран, сформулированными в этих резолюциях. Об условности таких запретов может свидетельствовать позиция «шестёрки» на переговорах с Ираном, которая предлагает компромиссные решения, допускающие ограничить обогащение урана только до 20% и разрешающее обогащать его до топливного уровня. Тем самым, по существу, подрывается авторитет СБ ООН.

«По результатам сегодняшней конференции мы рассчитываем на динамичное развитие начатых исследований с тем, чтобы обосновать допустимые пределы так называемой ядерной толерантности. Другими словами, когда неядерные государства в соответствии положениями Договора о нераспространении имеют право на полный ядерный топливный цикл в интересах развития атомной энергетики, но появляются признаки того, что они пользуются этим правом для незаконного развития оружейных технологий, «требуется ограничивать право такого государства на полный ядерный топливный цикл, — заявил Вячеслав Кантор в своем вступительном слове. — В этих условиях мы рассчитываем разработать чёткие критерии того, что можно определить как пределы ядерной толерантности… Конечно, можно сказать, что мы опоздали с этими исследованиями, поскольку имеется наглядный опыт Северной Кореи, которая давно перешла за красную черту, и Ирана, который уже балансирует, приплясывает на этой черте. Я только отмечу, что наши эксперты уже детально анализировали эволюцию этих государств в область оружейных технологий, и будут продолжать такой анализ дальше, в том числе и на нынешней конференции».

На пресс-конференции, которую провели Вячеслав Кантор, Владимир Дворкин, Роальд Сагадеев, Фред Таннер и Рольф Экеус, один из присутствовавших журналистов задал вопрос о необходимости ранжирования стран по степени ядерной безопасности?

— Если бы такой рейтинг составлялся сегодня, кто бы такой рейтинг возглавил, кто бы был на последнем месте и какое место Вы отводите Израилю в этом рейтинге?», — спросил он академика Сагадеева.

— Ну, по-моему, здесь разногласий пока нет в мировом сообществе. Конечно, Северная Корея – это номер один, она перешла «красную черту», что всем очевидно. Я только хочу напомнить, в связи с дискуссией о том, какие контрмеры можно принимать, что один из членов Наблюдательного совета Люксембургского форума, бывший министр обороны США Уильям Перри, ещё до создания Люксембургского форума, когда появились первые сведения о военной ракетной программе Северной Кореи, он тогда просто выступил со своим личным мнением о том, что просто нужно нанести превентивный удар, обычным высокоточным оружием. Я думаю, что никто не будет спорить, что на втором месте Иран, так что два кандидата уже есть. А следующие кандидаты, они, названия этих государств назывались в связи с тем, что они могут встать на этот путь в случае, если подтвердится, что Иран встал на этот путь, так что здесь действительно всё очевидно.

— А где Израиль?

— Израиль особое место занимает, учитывая предысторию, и здесь, скорее всего, к Израилю, я так понимаю, по инициативе самого израильского руководства, применяется такой метод: “Don’t ask, don’t tell” [«Не спрашивай, не говори»].в.