Глава ЕЕК Вячеслав Кантор: «украинский феномен крайне опасен»

КАТЕГОРИЯ

ПОДЕЛИТЬСЯ

Президент Европейского еврейского конгресса (ЕЕК) россиянин Вячеслав Кантор на этой неделе был награжден высшей государственной наградой Румынии — Большим Крестом национального ордена «За заслуги». Высокую награду вручил Кантору в президентском дворце в Бухаресте президент Румынии Траян Бэсеску. Глава ЕЕК награжден румынским Большим Крестом «За заслуги» за вклад в дело развития толерантности, примирения, межрелигиозного диалога и прав человека в Европе, а также борьбу против ксенофобии и антисемитизма. После вручения награды Вячеслав Кантор дал эксклюзивное интервью корреспонденту «Голоса России».

— Вячеслав Владимирович, позвольте поздравить Вас с высокой государственной наградой Румынии.

— Я очень рад получить эту награду, поскольку считаю, что Европа не является чужой для евреев. Она является нашим домом. Мы жили в Европе на протяжении тысяч лет, и продолжаем жить и поныне. Мы не являемся здесь чужаками. Мы хотим, чтобы здесь нас уважали как европейских граждан. Поэтому мои коллеги по ЕЕК, в том числе из румынской общины, а также я и моя семья очень ценим это высокое признание. Это подлинная дружба и подлинная толерантность, а событие, на котором Вы также присутствовали – это подлинный жест толерантности со стороны Румынии.

— Президент Румынии в своей речи отметил, что Европа, пережившая 70 лет назад трагические события Холокоста, сейчас снова сталкивается с ростом активности крайне правых и националистических партий…

— Да, президент Бэсеску как раз вспоминал о том, что есть проблемы в Венгрии (крайне правая партия «Йоббик»), есть проблемы в Греции (ультраправая партия «Золотой рассвет»), есть проблемы во Франции (партия Марин Ле Пен). Но есть еще и проблема, которая называется «Выборы в Европарламент», которые пройдут в мае этого года. Я думаю, что это гигантская проблема. Мы помним, как в начале 30-х годов прошлого века в Германии ультраправые имели склонность солидаризироваться в нужный момент с ультралевыми. И в этом случае возможна коалиция. Если случится худшее — ультраправые из «Йоббик» и «Золотого рассвета» смогут консолидироваться с партией Ле Пен во Франции и с ультралевыми, то тогда уже совсем близок порог в 20 процентов в Европарламенте. В итоге всё то, ради чего демократическая объединенная Европа создавалась, становится под вопросом. Потому что даже бюджет ЕС не будет принят, если такая коалиция в 20 процентов будет голосовать «против».

Мы понимаем, что при появлении такой коалиции, правящая партия, которая победит на выборах в Европарламент, вынуждена будет делиться местами в Еврокомиссии с представителями ультраправых и ультралевых организаций. Это будет уже внедрение экстремистов, в том числе, возможно и неонацистов, в руководящие структуры Евросоюза. Мы знаем, насколько это опасно не только для евреев, но и для всех меньшинств, которые не подпадают под понятие доминантной национальности. Но сегодня вся Европа, весь мир не могут жить без миграции. Миграция – это основа развития мирового сообщества, однако, миграция контролируемая, которая должна осуществляться по определенным законам.

— Вас беспокоит развитие ситуации на Украине?

— Украина – это ещё один феномен на сегодня, причём, крайне опасный. Да, оппозиция стояла на Майдане в течение нескольких месяцев. Всё шло по демократическому сценарию. И вот в разгар Олимпиады в Сочи на Майдане появляется доминанта — так называемые ультраправые силы, абсолютно националистические, прямо скажем, неонацистские силы. Конечно же, их меньшинство. Конечно, этих людей может быть пару тысяч на всю Украину. Но они вооружены, очень агрессивны и действующая власть им уступает прямо у нас на глазах. Это очень плохой пример для остальных. Такой пример поведения власти и экстремистов очень показателен для всей Европы. Это недопустимо! Поэтому мы сегодня об этом говорим. Это недопустимо ни для какой страны, кто формально входит в Евросоюз и кто не входит в ЕС. Поэтому я призываю всех людей доброй воли обратить серьёзнейшее внимание на украинский феномен.

— Как разрешить украинский кризис?

— Я бы призвал все стороны к крайней сдержанности и формированию своей позиции исключительно на основе переговоров. Мы видим, что все стороны настолько эмоционально перегружены в украинском вопросе, что не обращают внимания на реалии.

Сейчас будет референдум в Шотландии, даже не будем говорить о прецедентах, которые были на Балканах. Всё-таки первично во всех этих вопросах – которые очень болезненные и критикуются со всех сторон – первично решение самого населения, которое живет в данном регионе. Поэтому если население демократическим способом выражает свою позицию, то её надо учитывать.

На Украине и в Крыму надо смело смотреть на новые реалии. Если крымское население выскажется подавляющим большинством за то или иное решение – исходя из этого мировое сообщество и должно действовать.

— А сможет ли мировое сообщество принимать решения, исходя из новых реалий?

— Обязано будет принимать такие решения. Мы все сидим в общей лодке и находимся под давлением общих угроз. Моя точка зрения такова: обеспечить большую безопасность в целом мировому сообществу должны, прежде всего, Североатлантический альянс и нормальный диалог между Россией и США. Дефицит этого диалога и нормального взаимопонимания мы испытываем сегодня.

— Есть ли шанс на это?

— Конечно же, есть. Этот шанс называется добрая воля.