Диалоги о терпимости. Европейским парламентариям вручили проект Конвенции о продвижении толерантности и борьбе с нетерпимостью

КАТЕГОРИЯ

ПОДЕЛИТЬСЯ

Недели не проходит, чтобы в Москве, например, или другом крупном российском городе не произошло нападение на гастарбайтера или иностранного студента. Часто такие происшествия заканчиваются трагедией. Впрочем, нетерпимость встречается в любой стране и приобретает самые разнообразные формы. В Индии религиозные экстремисты избивают христиан, в Европе бритоголовые «разбираются» с арабами и африканцами, в Прибалтике за полноценных граждан не считают русскоговорящее население. Общество утрачивает способность с пониманием относиться и воспринимать человека другой веры или языка, другого цвета кожи, другой культуры. Тенденция опасная, и в недрах неправительственных организаций родился проект рамочной Конвенции о продвижении толерантности и борьбе с нетерпимостью.

Основным разработчиком документа, который на днях в Брюсселе был представлен депутатам Европарламента, выступил Европейский еврейский конгресс. Церемонию приурочили к Международной неделе толерантности и 70-летию так называемой «Хрустальной ночи». «Хрустальной» ее назвали потому, что в ночь с 9 на 10 ноября 1938 года тротуары в городах Германии засверкали битым стеклом окон еврейских магазинов мастерских и жилищ. Более 90 человек погибли, тысячи отправились в тюрьмы и концлагеря, сгорели полторы сотни синагог по всей стране. Это было началом Холокоста, а первыми погромами нацисты проверяли, как немецкое общество отнесется к подобной акции. Увы, отнеслось терпимо.

Мало кто знает, что до «Хрустальной ночи» был пароход «Сент-Луис» — еще одна проверка общества на толерантность. На судно погрузили одну тысячу евреев и с кубинскими визами отправили в плавание. По дороге ни одно государство, в том числе Америка, не приняло изгнанников, затем истек срок действия визы, и «Сент-Луис» лег на обратный курс. В конце путешествия лишь Бельгия приютила половину пассажиров, остальные вернулись в Гамбург, и их постигла судьба шести миллионов жертв Холокоста. Да и тех, кто остался в Бельгии, с началом войны ждала та же участь.

Но вернемся к конвенции. Что же предлагают составители документа? Во-первых, вменить в обязанность государств поддержание межкультурного, межрелигиозного, межэтнического диалога среди всех людей, проживающих на конкретной территории. Во-вторых, делать все необходимое для внедрения в общество «культуры толерантности». Какими средствами? Всеми доступными – культура, искусство, политика, экономика, СМИ, включая Интернет, образование. Один из инициаторов проекта – председатель Европейского еврейского конгресса Вячеслав Кантор признался «Трибуне», что идеальным было бы целенаправленно готовить специалистов по толерантности, а затем учить подрастающее поколение взаимной терпимости — с детского сада до университета. При этом он допускает и «принуждение к толерантности» в рамках закона. Проект конвенции, кстати, содержит положение, обязывающее государства приспособить к этим целям национальное законодательство, включая Конституцию.

В Старом свете сейчас, вроде бы, не воюют, но проявления ксенофобии и прочей нетерпимости встречаются на каждом шагу. Поэтому заветной мечтой авторов текста конвенции стало привлечение к участию в ней стран по формуле 27+46. Если расшифровать, то получается 27 стран Евросоюза и 46 стран-членов Совета Европы (некоторые входят сразу в обе организации). Круг довольно широкий, и сделать предстоит немало. Вот почему, собственно, на мгновенный результат никто и не настраивается, а готовятся к терпеливой и продолжительной работе. Вячеслав Кантор поведал, что в качестве движущей силы процесса рассчитывает на участие такого треугольника: Объединенная Европа – США – Россия. Но когда мы засомневались, не маловато ли «углов» для решения такой сложной и многогранной проблемы, он согласился, что со временем треугольник неплохо было бы преобразовать в пирамиду, включив в это «геометрическое тело» ислам.

Теоретически каждого из первоначальной «тройки» можно уговорить подписать конвенцию с неизбежными оговорками и поправками. Вполне вероятно, что за ними последуют и другие страны. Однако есть нюанс, который в приватном порядке изложил «Трибуне» председатель Европейского совета по толерантности и примирению, бывший президент Польши Александр Квасьневский. Так вот, по его мнению, в ближайшие два десятка лет будет формироваться новая мировая политическая и экономическая архитектура. Собственно, мы уже являемся свидетелями процесса, когда центры силы смещаются в другие регионы планеты, и не факт, что через 20 лет нынешние лидеры будут иметь такой же вес и авторитет, как сегодня. Посему, уверен Квасьневский, без участия таких игроков, как Китай, Индия, Бразилия внедрить культуру толерантности вряд ли удастся.

Конвенция сделала лишь первый шаг, споров вокруг ее проекта будет еще немало. Но некоторые положения документа хорошо бы реализовать уже сейчас. В статье 17 части 1-й проекта документа говорится, что «стороны осуждают существование и возрождение неонацизма, неофашизма, тоталитаризма или любой другой насильственной национальной идеологии, основанной на расовых или национальных принципах. Стороны подтверждают, что такие проявления не могут быть ни в коем случае оправданы и должны рассматриваться, как уголовное преступление, подлежащее наказанию в любой европейской стране». Вряд ли это положение конвенции понравится тем, кто делает сегодня героев из украинских бандеровцев, хорватских усташей или ветеранов дивизий «СС» в странах Балтии.