Чтобы не опоздать

КАТЕГОРИЯ

ПОДЕЛИТЬСЯ

После окончания «холодной войны», казалось, порог ядерной опасности был значительно повышен. Но эйфория быстро прошла. В новое тысячелетие мир вступил вновь со старыми угрозами, в том числе связанными с ядерным оружием. Резко возросла проблема ядерного терроризма и попыток ряда стран и режимов — изгоев получить доступ к ядерным материалам и технологиям. В связи с этим усиливается роль общественных антивоенных организаций, среди которых сегодня лидирующие позиции занимает международный Люксембургский форум по предотвращению ядерной катастрофы.

Какие главные задачи решает форум, корреспонденту «РГ» рассказал его президент доктор наук Вячеслав Кантор.

Российская газета

Вячеслав Владимирович, каждая встреча в рамках Люксембургского форума — тематическая. Не была исключением и последняя встреча в Риме, где собравшиеся известнейшие ученые и эксперты постарались выработать рекомендации для Подготовительной комиссии, разрабатывающей предложения для Конференции 2010 года по рассмотрению действия Договора о нераспространении ядерного оружия. С чем это связано?

Вячеслав Кантор

Сегодня перед всем мировым сообществом вопрос стоит так: или договор как базовая основа режима нераспространения будет сохранен — при условии, что все его положения будут выполняться как ядерными, так и безъядерными государствами, или взаимоотношения ядерных и безъядерных государств, включая решение вопросов, связанных с контролем над ядерным оружием и материалами, нужно будет выстраивать заново. Иначе существующая система безопасности рухнет, если не будут предприняты значительные усилия. А это может породить огромное количество региональных и глобальных конфликтов. И дальнейшее развитие ситуации будет крайне трудно прогнозировать.

РГ

Несмотря на официальную тему заседания, форум в очередной раз обратился к проблеме Ирана.

Кантор

Да, как я уже сказал, темой заседания было будущее базового документа режима нераспространения в свете грядущей обзорной конференции по этому договору в 2010 году. Следует особо отметить, что римское заседание было впервые проведено с участием президента и генерального секретаря Пагуошского движения, которое за свою шестидесятилетнюю историю внесло неоценимый вклад в снижение ядерной угрозы.

Конечно, есть много региональных и специальных проблем, которыми форум занимался и занимается в силу специфики своей деятельности. Но уйти от иранской темы не получается, ведь наша деятельность ориентирована на практические результаты. Мы анализируем то, что наиболее важно именно сейчас. А иранский кризис постоянно обостряется и становится все более актуальным. Причем ситуация все больше заходит в тупик.

В последнем докладе генерального директора МАГАТЭ более жестко, чем когда бы то ни было, указано на остающиеся и неснятые вопросы соблюдения Ираном норм ДНЯО, а также на невыполнение Ираном резолюций Совета Безопасности ООН, требующих прекратить обогащение урана и строительство объектов плутониевого цикла.

РГ

Каковы могут быть действия международного сообщества в связи с этим и какие предложения были озвучены в Риме?

Кантор

Разные. Часть экспертов призвала к дипломатическому урегулированию кризиса. Они полагают, что таким образом еще можно попытаться решить проблему. Очень хотелось бы разделить их оптимизм. Но сделать это сложно. Очевидные факты мешают этому. При их сопоставлении приходится делать вывод: только дипломатические методы вряд ли помогут.

Многие эксперты уверены, что только радикальное ужесточение экономических санкций вплоть до полного отказа европейских стран вести сотрудничество с этим государством во всех значимых и чувствительных областях экономики может заставить режим аятолл отказаться от ядерной программы. Нужно дать понять Ахмадинежаду и всем, кто стоит за ним, считают они, что если экономические меры окажутся неэффективны, то в полном соответствии с Уставом ООН будут рассматриваться меры военного характера. Хотя ряд членов Международного консультативного совета форума сходится в том, что такой путь будет означать серьезное обострение ситуации в регионе и в мире в целом.

РГ

Но все-таки почему международное сообщество оказывает столь сильное давление на Иран? Ведь его лидеры неоднократно заявляли о том, что их ядерная программа носит исключительно мирный характер и они не намерены производить ядерное оружие…

Кантор

Подобные заявления у многих экспертов не вызывают доверия. Ведь, как оказалось, Иран много лет по существу скрывал от МАГАТЭ свою деятельность в сфере ядерных технологий, в том числе военного характера. Президент Ирана демонстративно игнорирует не только три последние резолюции Совета Безопасности ООН, требующие прекратить обогащение урана, но и предложения гарантированно получать топливо для своей АЭС из международных центров. В том числе и из России, что экономически значительно выгоднее собственного обогащения.

Вместо этого Иран наращивает количество центрифуг нового поколения, которые вполне способны обогащать уран до оружейного уровня. Не забывайте также, что Тегеран уже обладает ракетными средствами для доставки ядерного оружия и ведет работы по увеличению дальности их действия.

В апреле этого года на заседании Международного консультативного совета форума иранский ядерный кризис уже обсуждался. Все члены совета тогда согласились с тем, что дальнейшее постепенное усиление ограниченных санкций бессмысленно, поскольку приводит только к укреплению решимости Ирана продолжать свои программы обогащения урана. Теперь же стало очевидно, что времени для того, чтобы разрешить этот кризис, остается все меньше.

РГ

Какими вы видите стратегические цели Люксембургского форума в долгосрочной перспективе?

Кантор

Важность работы Люксембургского форума обусловлена не только необходимостью действенного противостояния ядерной угрозе на основе результатов аналитической работы и подготовки рекомендаций для политических лидеров. Напомню, что Люксембургская декларация была представлена главам всех ведущих государств и руководителям международных институтов в сфере безопасности. Это основа и суть нашей деятельности. Но она не в меньшей степени обусловлена и необходимостью доведения до сознания общественности информации о реальной степени опасности и ее причинах.

Человеческое сознание так устроено, что люди часто склонны не замечать очевидных фактов, которые могут представлять для них угрозу, до тех пор, пока они не столкнутся с ней непосредственно. Правда, в таких случаях, как правило, бывает поздно что-либо предпринимать. Мы очень хорошо знаем это из исторического опыта. Поэтому стратегическая задача — повлиять на сознание людей, помочь им отдавать себе отчет в том, что привычный мир может исчезнуть в любой момент. Нельзя быть безучастными к этому.