Иранский Фронт. Один из бывших руководителей Моссад объясняет, почему нельзя исключать диалог с Тегераном. Есть только одно условие…

КАТЕГОРИЯ

ПОДЕЛИТЬСЯ

Неофициальный перевод с итальянского

Запад может высказываться, когда и как захочет, но ничего не сможет сделать для того, чтобы повлиять на Иранскую ядерную программу. Махмуд Ахмадинежад как обычно отреагировал на объединенный голос Америки и Европы по поводу введения санкций против исламской республики вздыманием сжатой в кулак руки и демонстрацией задетой гордости.

Последний пакет санкций, одобренных Советом Безопасности ООН, создает препятствия для работы финансовой системы Тегерана — прежде всего для Центрального банка Ирана, которому никак не удается убедить президента страны принять меры для сдерживания инфляции, достигшей уровня более 20 %. Главный европейский дипломат Хавьер Солана, в ближайшие часы должен прибыть в Тегеран с целью проведения переговоров с режимом аятолл.

«Более жесткие санкции могут заставить Иран выполнить выставляемые ему Совбезом ООН требования по приостановке планов развития ядерной программы», — объяснил газете Il Foglio Узи Арад, один из бывших руководителей службы «Моссад», в настоящее время являющийся Директором института политических и стратегических исследований школы политических, дипломатических и стратегических отношений имени Р.Лаудера при междисциплинарном центре г. Герцлии в Израиле, а также советником Комитета по международным делам и обороне Кнессета. Президент США Джордж Буш во время своего визита в Европу подтвердил, что любые варианты [решения проблемы Ирана] возможны, и предпочтительнее всего — мирное урегулирование. В Словении, участвуя в саммите представителей двадцати семи стран ЕС, глава Белого Дома впервые заручился поддержкой Евросоюза в отношении пакета односторонних санкций, на которых Соединенные Штаты настаивают в течении продолжительного времени (это те санкции, введения которых требуют Париж, Лондон и Берлин).

Степень иранской угрозы постоянно остается высокой. Вчера этот вопрос обсуждали около двадцати экспертов международного уровня, приглашенные в Рим Моше Кантором, президентом Европейского еврейского конгресса для участия в Люксембургском Форуме по предотвращению ядерной катастрофы.Согласно заявлениям Ахмадинежада, которые он регулярно повторяет с момента его избрания, первой жертвой Ирана станет Государство Израиль. «Тегеран использует все встречи и международные саммиты для того, чтобы напомнить о своем желании уничтожить государство, которое также [как и Иран] является членом ООН», — напоминает Арад, приглашенный на форум в Рим. Речь идет о встречах и конференциях в рамках ООН, как например, встреча по вопросам продовольствия, организованная Комитетом продовольствия и сельского хозяйства в Риме. Иран становится все более «агрессивным», и МАГАТЭ во главе с Эль-Барадеи утверждает, что иранцы достаточно скоро смогут создать атомную бомбу. Эль-Барадеи также заявил, что «необходимо использовать только дипломатические методы, в противном случае придется столкнуться с немедленной ответной реакцией Ирана».

Неужели нанесение удара по Ирану является неизбежным? «Мир стоит на пути, который ведет к столкновению с этой исламской республикой — объясняет Арад. Ирану многократно предлагалась возможность сделать свою ядерную программу транспарентной, чтобы показать, что она носит исключительно мирный характер. Однако Тегеран регулярно игнорирует действия и решения МАГАТЭ и СБ ООН, что ведет к ухудшению отношений. Правда, я надеюсь, что Ирану удастся выбрать правильный путь действий и отвести от себя угрозу военного удара.

«Смена караула» в Вашингтоне

Многое будет зависеть от политической ситуации на Западе. Белый Дом сменит хозяина в ноябре этого года. С большой вероятностью можно сказать, что в начале осени в Израиле состоятся досрочные выборы. Следовательно, произойдет смена руководства двух государств, которые решительным образом вовлечены в решение иранского вопроса.

Барак Обама, кандидат на пост президента США от демократической партии, заявил о своем желании установить диалог с враждебными странами с Ираном во главе, с целью «создания новых отношений». Это будет существенным изменением по сравнению с политикой администрации Буша, для которой «любые варианты возможны». «Если бы американцы были убеждены в том, что изменение стратегии может привести к положительному результату, в том числе и в отношении иранцев к приостановлению обогащения ураном — сказал в заключение Арад — я бы не возражал против диалога. Однако должна быть ясной конечная цель, речь идет не только о политике умиротворения».