После Освенцима

КАТЕГОРИЯ

ПОДЕЛИТЬСЯ

На прошлой неделе, 27 января, мир отмечал Международный день памяти жертв Холокоста и одновременно — 65-летие освобождения крупнейшего нацистского концлагеря Аушвиц-Биркенау советскими войсками. Внимание было приковано к Польше. В ее древней столице Кракове состоялся III Международный форум «Жизнь народу моему!», который организовали Европейский еврейский конгресс, фонд «Всемирный форум памяти Холокоста» и Национальный мемориал катастрофы и героизма «Яд Вашем». А в окрестностях города Освенцим прошли памятные церемонии, связанные с освобождением узников лагеря смерти Аушвиц-Бирке-нау. На месте событий побывал корреспондент «Трибуны».

Стертая брусчатка улицы Широкой отполирована множеством подошв. Старые 3- и 4-этажные дома. Магазины и крохотные ресторанчики с вывесками на польском и иврите. Глухие стены синагог, силуэты редких прохожих. В старинном краковском районе под названием Казимеж издревле селились евреи. Однако они здесь не живут уже 70 лет. Их вымело Холокостом. История исхода здешних жителей экранизирована Спилбергом в «Списке Шиндлера». Сначала были желтые звезды на одежде, потом испуганных людей выдворяли из их домов и гнали в гетто, затем уничтожали. Для многих из них последней остановкой стал нацистский лагерь Аушвиц-Биркенау, который иногда называют по имени близлежащего польского города Освенцимом. Тут было умерщвлено свыше 1 100 000 ни в чем не повинных евреев — педантично, согласно замыслу уничтожения цивилизации говоривших на языке идиш. И не случайно в День памяти жертв Холокоста именно в Кракове собрался III Международный форум «Жизнь народу моему!». Его цель — восхождение к исторической истине в разговоре о событиях Второй мировой войны, привлечение внимания общественности к совместной борьбе народов за спасение Европы от нацистских оккупантов, а также сохранение памяти об ужасах Холокоста.

В Краковском оперном театре — коловращение людей. На форум «Жизнь народу моему!» прибыли 100 депутатов Европарламента во главе с председателем Ежи Бузеком, официальные делегации многих государств, политики, представители еврейских общин, ученые, деятели культуры, очевидцы трагедии, освободители Освенцима.

«Мы, живущие в ХХI веке, обязаны вечно хранить память о трагедиях прошлого и не допустить их повторения в будущем», — заявил президент Европейского еврейского конгресса, основатель и руководитель фонда «Всемирный форум памяти Холокоста» Вячеслав Кантор. Говоря о росте ксенофобии, экстремизма и антисемитизма в Европе в последнее время, он отметил, что «ответственность политических лидеров заключается в том, чтобы обеспечить безопасную толерантность в Европе». Глава Европарламента Ежи Бузек в своей речи подчеркнул, что «чем дальше мы отодвигаемся от тех трагических событий, чем больше проходит времени, тем чувствительнее должна быть наша память».

Гиблое место

Шлагбаум. Длинные кирпичные здания, похожие на коровники… Только бетонные столбы с колючей проволокой да сторожевые вышки напоминают, что ты находишься на самом большом кладбище мира, кладбище без надгробных камней.

На территории 40 квадратных километров располагалась система лагерей, составлявших крупнейший нацистский концлагерь Ауш-виц-Биркенау. Эта безотходная фабрика уничтожения людей лишила жизни полтора миллиона человек. 80% из них — евреи.

Знаменитая надпись «Arbeit macht frei» — «Труд освобождает», похищенная в декабре прошлого года, теперь снова, как и прежде, над лагерными воротами. Колонны узников ежедневно шли на работу именно через эти ворота. Начиная с 1940 года, в концлагерь ежедневно прибывало около десяти эшелонов с людьми. В каждом эшелоне было 40-50 вагонов. В каждом вагоне было от 50 до 100 человек. Из этого количества 70% уничтожалось сразу. Их заставляли раздеться и, дав по кусочку мыла, запускали в «баню». С недоумением смотрели они вверх, на совершенно сухие краны, — воду все никак не пускали, а когда невидимые им люди в противогазах сбрасывали сверху, через отверстия в потолке, какие-то зеленоватые кристаллы, жить оставалось всего несколько минут. «Циклон Б», этот невидимый, без цвета и запаха, газ, не знал жалости, перекрывая кислород и вызывая паралич дыхательной системы. Искореженные страданием, вцепившиеся друг в друга трупы извлекали, грузили на вагонетки (не забыв вырвать золотые зубы) и сбрасывали в огонь. Оставшиеся — наиболее сильные люди — должны были работать до полного изнеможения, после чего их тоже отправляли на казнь.

Теперь тут музей. Тысячи пар очков, сваленные в громадную кучу. Гора пустых чемоданов и саквояжей с именами их хозяев. За стеклом подобно взбитой серой пене — две тонны поблекших женских волос. А рядом похожая на лен, скатанная в рулон ткань. Когда сюда пришли советские солдаты, они нашли семь тонн готовых к отправке волос. Из них вязали носки, ткали полотно, утепляли ими куртки…

В январе 1945 года гитлеровцы спешно демонтировали газовые камеры, сжигали документацию, пепел сожженных ссыпали в реку Солу. Из Аушвица они вывезли 56 тысяч заключенных, часть расстреляли. И все-таки нацисты не рассчитали скорости наступления Красной армии. Когда советские солдаты взломали ворота с надписью «Аrbeit macht frei», за колючей проволокой они нашли около семи тысяч узников.

Поминальная молитва

По словам одного из освободителей, в то время старшего лейтенанта Ивана Степановича Мартынушкина, для советских солдат было полной неожиданностью наткнуться на этот лагерь. В тот день в городке Освенцим шел бой, а у пулеметной роты, которой командовал старший лейтенант Марты-нушкин, была задача — прочесать местность и очистить от фашистов территории, прилегающие к непонятным, огороженным объектам.

«За колючей проволокой мы увидели людей, — вспоминает Мартынушкин. — Они начали приветствовать нас жестами, что-то кричать. Я видел глаза и черные лица. Глаза улыбались. В их глазах читалась радость оттого, что кончился ад, в котором они находились».

По случаю 65-летия освобождения концлагеря Красной армией там на прошлой неделе открылась российская экспозиция, подготовленная российским Центральным музеем Великой Отечественной войны при участии польского музея «Аушвиц-Биркенау». Материалы собраны из многих архивов нашей страны. В них содержатся свидетельства участников освобождения «фабрики смерти», использованные Чрезвычайной государственной комиссией на Нюрнбергском процессе. Есть тут и карты наступательной операции, закончившейся освобождением узников лагеря, отчеты о боях и донесения разведчиков, а также личные вещи советских бойцов, даже рисунки их детей, хранившиеся в солдатских вещмешках.

«В экспозиции чувствуется присутствие каждого из узников, с нетерпением ждавших освобождения», — сказал корреспонденту «Трибуны» заместитель председателя Отдела внешних церковных связей Московского патриархата игумен Филипп (Рябых), который совершил перед открытием выставки заупокойную литию о замученных в Аушви-це-Биркенау, а также о воинах, погибших при освобождении заключенных.

Во время открытия выставки игумен Филипп предложил собравшимся задуматься над причинами появления нацистской идеологии в цивилизованной Европе: «Почему стали возможны массовые убийства людей разных вер и национальностей? Дух ненависти смог подчинить их умы и сердца потому, что они оказались восприимчивыми к словам и идеям вражды, направленной против других народов. Нам, жителям Европы, необходимо всеми силами избегать враждебных речей в адрес друг друга. Напротив, мы должны искать дружбы и сотрудничества», — заключил игумен Филипп.

Лекарство от ксенофобии

Самый важный урок, который можно извлечь из преступлений, совершенных в концлагере Аушвиц-Биркенау, — то, что мы обязаны реагировать на нетерпимость в любой форме, по отношению к любой группе. Ведь когда-то отсутствие реакции стран мира на преследования, лишение людей гражданских прав способствовало тому, что нацисты взялись за «окончательное решение еврейского вопроса». Холокост показал, как легко срывается «предохранитель», удерживающий цивилизацию от зверства, неизбежно ведущего к гибели человечества.

Об этом говорится и в послании президента России Дмитрия Медведева к участникам памятной церемонии в Аушвиц-Биркенау, которое огласил министр образования и науки РФ Андрей Фурсенко: «…Всем нам необходимо понимать, какую непомерную цену заплатило человечество за попустительство ксенофобии и шовинизму. Мы должны твердо знать, что равнодушие, безразличие, как и забвение уроков истории, в конечном счете приводят к трагедиям и преступлениям. А доверие и взаимопомощь позволяют противостоять самым опасным угрозам».

А разве уничтожены споры этой болезни в современном мире? Разве нет их и в нашей стране, которая больше всего сделала для победы над фашизмом?

Вспоминаю Русский марш 4 ноября минувшего года. Участники шествия в столичном районе Люблино шли с лозунгами «Бей хачей, спасай Россию!».

«Давить, давить и давить эту мерзость, поганящую лик земли своим жидовским присутствием нужно непременно!». «Все хачи суки и их надо давить!!!! (ведь они в нашей стране, а не мы!!!! пусть убираются из России!!!)». «Россия вперед бей жидов глуши татар убивай кавказцев чуваш арабов негров!» Это уже не Русский марш — это, увы, читательские отклики по поводу одной публикации в «Трибуне» на нашем интернет-сайте.

По свидетельству социологов, националистические настроения в российском обществе растут. Исследования Левада-Центра показали: если в 2008 году лозунг «Россия только для русских!» безоговорочно поддерживали 15% населения, то в 2009-м — уже 18%, то есть более 25 миллионов россиян. 36% опрошенных заявили, что эту идею «было бы неплохо осуществить, но в разумных пределах». Получается, что лозунг «Россия для русских!» в той или иной степени поддерживают сейчас большинство россиян. И Бог знает, какой степенью бесчеловечности это может обернуться впоследствии, если дать вирусу ксенофобии развиться.

В прошлом году 1,3 миллиона посетителей со всего света побывали в Освенциме. Больше 820 тысяч из них — школьники и студенты. Чем не лекарство от ксенофобии?

Самое радостное мое впечатление в этом зловещем и мрачном месте (может быть, мрачнейшем на земле) — толпы школьников из разных европейских стран, которые приехали в Освенцим 27 января отдать дань памяти погибшим. У них были просветленные лица. Одно печалит: школьников из России я там не встретил.