Кризис Европы

КАТЕГОРИЯ

ПОДЕЛИТЬСЯ

Вопрос вопросов – как определить пределы толерантности

В конце марта в Брюсселе состоялся международный симпозиум «Вместе строим будущее Европы», главной темой которого была борьба с расизмом, ксенофобией и антисемитизмом. На днях Женева стала местом проведения всемирной конференции ООН по борьбе с расизмом («Дурбан II»). Почему вокруг последней было так много скандалов, завершившихся бойкотом со стороны целого ряда европейских государств и США?

Европа так долго являлась мировым символом экономического благополучия, толерантности и процветания, что по инерции считается таковой – и в окружающем мире, и самими европейцами. Меж тем она давным-давно не является «тихой заводью» в раздираемом противоречиями мире национальной розни и ксенофобии, религиозной нетерпимости и антисемитизма. Сегодняшняя Европа – не просто часть этого мира, но передовая линия разделяющих его фронтов, источник финансовых и кадровых ресурсов террористических организаций и движений, средоточие идеологических штабов экстремистов и полигон, на котором отрабатываются методы воздействия – на общественное мнение и правительства, международные организации и фонды.

Представитель Европола М.Симанкас заявил 20 апреля с.г., что почти три четверти совершенных или предотвращенных в 2008 году в Европе терактов приходится на национально-сепаратистские движения. Несмотря на то что из 515 инцидентов такого рода лишь 118 были совершены исламистами, именно их европейские стражи порядка считают самой серьезной угрозой безопасности ЕС.

Европа – это поле деятельности антиглобалистов и неонацистов, радикалов из стран арабского мира. Экономический кризис вывел на свет многое из того, что было до поры скрыто под словами о взаимоуважении, мультикультурализме и терпимости. Антисемитизм и отрицание Холокоста, как идеологическое обоснование нового, ядерного Холокоста, считающиеся приемлемыми в Европе наших дней, напоминают о 30-х годах прошлого века. Уровень неприязни к «чужакам» – о худших проявлениях расизма, казалось, навсегда оставшихся в прошлом. Степень отчужденности и замкнутости иммигрантских сообществ, распространенность в них радикальных религиозных воззрений и радикальность лидеров, включая людей, открыто поддерживающих международный терроризм, грозят перейти черту, за которой могут стать необратимыми.

Все это в полной мере отразили мероприятия в Женеве по подготовке к проведению антирасистской конференции ООН «Дурбан II». В начале нового века конференция «Дурбан I» стала идеологической платформой интифады Аль-Акса и терактов 11 сентября, став рупором «Аль-Каиды», ливанских и палестинских исламистов и экстремистского крыла иранского политического руководства. В 2009 году, как отметил эксперт с мировым именем профессор Джеймсон Штейнберг: «Вновь сеть неправительственных организаций, захватившая Дурбан в 2001 году, финансируемая Фондом Форда и европейскими странами, готовится сыграть ключевую роль в использовании этой конференции для демонизации демократий и делегитимации Израиля. Что станут делать такие «сверхдержавы» неправительственных организаций, как Human Rights Watch и «Международная амнистия», которые внесли немалый вклад в фарс в Дурбане?» Красноречивая характеристика – тем более что единственной страной в оргкомитете, пытающейся предотвратить такое развитие событий, оказалась Россия, представители которой добивались от будущих резолюций «Дурбана II» сбалансированности подходов.

Вопрос вопросов – где должны проходить «красные линии» толерантности, как определить ее пределы и остановить использование европейского законодательства и правоприменительной практики, призванных облегчить жизнь представителям этнических и религиозных меньшинств, радикалами. Пока что экстремисты легко приспособили свою практику к выработанным в Европе механизмам адаптации мигрантов и их сосуществования со старожилами, вытесняя умеренных этноконфессиональных лидеров, препятствуя интеграции национальных и религиозных иммигрантских общин в европейское общество и разжигая их противостояние с окружающим большинством.

Все это, разумеется, в разной степени касается различных стран, имеющих свою специфику в зависимости от уровня легальной или нелегальной иммиграции, лояльности местного законодательства и общества к меньшинствам, миграционной политики, особенностей национальной истории и специфических черт, варьирующих от страны к стране и от региона к региону. Но то, что ситуация в Испании и Бельгии, Франции и Дании, Германии и Польше, Великобритании и Швеции отличается, не меняет главного: уровень внутренней напряженности в Европе стремительно растет.

Противоречия между европейскими государствами сегодня не могут вызвать ни войну, ни сколь бы то ни было значимый конфликт. Противоречия же между этническими и конфессиональными общинами уничтожают европейское единство и взрывают ситуацию и в ЕС, и за его пределами. Тем более что эти противоречия создаются и культивируются не только идеологически, но и подкрепляются материальными вливаниями в карманы экстремистов, прежде всего идущими из Ирана и Саудовской Аравии.

Ситуация в Европе тем более тревожна, что даже реальной картины происходящего еще нет, хотя актуальность проблемы не вызывает сомнений. Не выработаны и конкретные меры противодействия росту экстремизма и ксенофобии на уровне Еврокомиссии и Европарламента, общественных организаций и СМИ, национальных движений и религиозных объединений.

Именно этим и занимались участники симпозиума под символичным названием «Вместе строим будущее Европы», который прошел 30 марта под патронатом председательствующей в ЕС Чехии, Европарламента и при участии Еврокомиссии. Мероприятие было организовано по инициативе Европейского еврейского конгресса и его главы Вячеслава Кантора.

Проведение симпозиума – это попытка осознать сегодня те возможности, которыми располагают совместно национальные правительства и неправительственные организации для формирования позитивного видения проблем межнационального и межрелигиозного общения, выхода за национальные границы с целью создания единой для всей Европы нормативной базы для борьбы с экстремизмом и антисемитизмом.

По словам выступившего на форуме вице-президента Европейской комиссии Жака Барро, «расизм, ксенофобия и антисемитизм стали основными проклятиями современного общества». «Европейский союз должен быть лидером в борьбе с этим злом. Мы должны быть вместе и действовать сообща. Еврокомиссия будет действовать, но действовать должны и власти каждой страны ЕС по отдельности», – уверен политик.

Накануне проведения симпозиума Вячеслав Кантор в очередной раз призвал Евросоюз отказаться от участия в конференции «Дурбан II», понимая, какое негативное влияние на ведущуюся большую работу в Европе могут оказать ее ход и итоги: «Мы обращаемся к ЕС принять окончательное и безусловное решение бойкотировать женевскую конференцию по обзору дурбанского процесса. Если Евросоюз сделает это, он подтвердит всему миру, что по-прежнему остается одним из оплотов по защите прав человека, – заявил Кантор. – Вместо того чтобы участвовать в этом политизированном процессе, Европе следует усилить свою роль в ее деятельности по соблюдению прав человека, осуществляемой в рамках ООН, и стремиться обеспечить серьезное и ответственное отношение международного сообщества к проблеме соблюдения основных прав и свобод».

Еще более жестко в отношении организаторов «Дурбана II» Кантор высказался на прошедшей 20 апреля в Израиле ежегодной пресс-конференции Тель-Авивского университета: «Мир должен понять, что конференция (в Женеве. – А.З.) – часть общего плана по распространению антисемитизма, подогреваемого экономическим кризисом и недавними событиями в Газе. Вся эта ситуация умело срежиссирована страной – членом ООН – Ираном».

Лидер ЕЕК также высказался в отношении российской позиции по «Дурбану II»: «Знаем, что в российском МИДе есть сторонники политического компромисса. Мы уважаем усилия российской дипломатии, но хотели бы обратить внимание, что речь идет не о выборе между Ираном и Израилем – мы выбираем между ценностями толерантности, между уважением к правам человека и расизмом, и призываем Россию и сторонников ее позиции проявить твердость в отстаивании принципов терпимости».

Происходящие в Европе процессы дают возможность России, имеющей немалый опыт в противостоянии вызовам, обрушившимся на Европу, стать одним из лидеров процесса по устранению межэтнических и межконфессиональных противоречий в объединенной Европе и внести посильный вклад в реализацию этой задачи, сравнимой по масштабам с восстановлением послевоенной экономики Европы при поддержке США.

Хочется надеяться, что тема толерантности станет предметом обсуждений всех крупных международных саммитов, вне зависимости от их основной тематики, таких как прошедшее в начале апреля в Лондоне заседание «двадцатки» развитых стран по проблеме устойчивого развития в условиях глобального кризиса. Экономика – экономикой, но без «нравственной составляющей» вряд ли стоит всерьез говорить о безопасности – и европейской, и международной.

Сегодня совершенно очевидно, что радикальные силы, прежде всего исламисты, делают ставку именно на то, что демократические страны будут расколоты по вопросу о конкретных совместных действиях по противодействию экстремизму и ксенофобии. Поэтому наша главная задача – показать, что в Европе уже сейчас формируется мощная государственно-общественная коалиция, способная в первую очередь через совершенствование европейского законодательства поставить надежную преграду любым экстремистским структурам и их действиям.