Вячеслав Кантор: «Россию спасет американская миграционная модель»

КАТЕГОРИЯ

ПОДЕЛИТЬСЯ

Миграционный вопрос в условиях развивающегося кризиса стал одним из наиболее болезненных
Президент Европейского еврейского конгресса Вячеслав Кантор поделился с «Часкором» своим видением того, как в России должна проводиться миграционная политика в условиях кризиса. Наша страна, по его мнению, нуждается не просто в дешевой рабочей силе, а в квалифицированных мигрантах, которые помогли бы насытить кадровый голод, однако для этого необходимо создать условия, которые позволяли бы соискателям из других стран почувствовать себя в России действительно безопасно.
Миграционный вопрос в условиях развивающегося кризиса, наверное, стал одним из наиболее болезненных. Когда стало увеличиваться число безработных, начался рост негативных настроений в отношении мигрантов, которые якобы занимают рабочие места, ведь на них могли бы работать жители России. В этой связи как, по-вашему, должна проводиться антикризисная миграционная политика?
Политика в первую очередь должна быть продуманной, проработанной, опирающейся на знания, сочетающей ясную стратегию и гибкую тактику. Важно избегать популизма, не имеющего никакого отношения к сути дела. И подкреплять предпринимаемые решения соответствующими законодательными шагами, причем на всех уровнях — от федерального до местного.
Хорошо известно, к чему приводят перегибы — на местах и не только. Толку от решений, призванных перевести ответственность с руководителей, зачастую не способных профессионально выполнять свои обязанности, на внешние проблемы и внешних врагов не было нигде и никогда и не будет у нас. Ничего, кроме разжигания экстремизма и ксенофобии, причем взаимной, в связи с этим не произойдет. Впрочем, способность спокойно и взвешенно принимать решения, руководствуясь объективными критериями, а не эмоциями, и есть признак опытного руководителя, отличающий его от человека, случайно попавшего во власть, а политика — от политикана.
А какова вероятность того, что россияне действительно будут готовы выполнять ту работу, на которой задействованы мигранты?
Нулевая. Часть мигрантов — специалисты высокой или уникальной квалификации. Если нужен повар-итальянец или китаец, то они и нужны. Если нужен профессор из США, Израиля или Германии, то тоже нужен именно он, а не кто-то еще, даже из той же самой страны. Российские рабочие, если говорить о неквалифицированной рабочей силе, не будут работать за те деньги, которые устраивают мигрантов. Это есть факт. И не будут работать на тех местах, на которые пойдут мигранты. Хотя мифов по этому поводу много. Разорить отрасли хозяйства и предприятия, которые держатся на мигрантах, можно. Заменить своими — нельзя.
Всё та же проблема короткой скамейки запасных?
В общем-то, так и есть. В России колоссальный дефицит квалифицированной и просто профессиональной рабочей силы. Часто ее некому и негде учить — система профподготовки была в 90-е годы разрушена, специалисты — если они действительно были специалистами, — переквалифицировавшись, уехали, ушли на пенсию или умерли. Мигранты часто единственный источник восполнения кадровых ресурсов. Принципиально важно понять, что мигранты в состоянии внести свой позитивный вклад в российскую экономику, с одной стороны, а с другой — работа здесь позволяет им поддерживать семьи в своих странах, что пока работает в позитив на имидж России.
Тем не менее правительством было принято решение в 2 раза сократить миграционные квоты на этот год. Как бы вы оценили это шаг?
Сокращение — шаг правильный, поскольку в первоначальном варианте они были раздуты прежде всего за счет заявок от многих субъектов РФ, которые таким образом хотели подстраховаться именно в тех областях экономики, где россияне не хотят или не могут работать. Кризис внес в этом плане разумные коррективы.
Вот только не совсем понятно, будут ли действительно выдворяться из страны мигранты, своим проживанием в России превысившие выделенные квоты?
Есть реальная жизнь и реальный рынок труда, а есть меры и мероприятия, принимаемые из различных соображений, в том числе ведомственных. Хотелось бы, чтобы всё, что принимается, и всё, что на основании этого предпринимается, делалось исходя из реальных потребностей и реальных возможностей страны. Иначе вместе с водой в очередной раз выплеснут ребенка. Дальний Восток и при царях освобождали от корейцев и китайцев, и при Сталине, в итоге регион каким был, таким и остался. За это время сто раз могли русифицировать всех тех, кого оттуда выселяли. Заодно и демографическую проблему страны бы решили.
В этом случае как, по-вашему, проблема мигрантов может быть решена действительно эффективно?
Просто — на основании мирового опыта. Жесткий контроль ситуации по регионам и отраслям. Привлечение в Россию квалифицированной рабочей силы — откуда угодно. Контроль над состоянием рынка труда неквалифицированной рабочей силы. Поддержка мигрантов, в том числе организация официальных мигрантских структур, сотрудничающих с местными властями. Русификация нерусскоговорящих мигрантов — языковые курсы, школы и т.д., как это делается для мигрантов в США, Германии, Израиле.
Что еще необходимо сделать?
Установить контроль за криминогенной ситуацией на местах, в том числе с привлечением в органы МВД РФ представителей этнических мигрантов и формированием там специализированных подразделений. Пресечение коррупции и поборов в отношении мигрантов в органах власти, особенно в МВД. Пресечение этнической преступности в миграционных сообществах и преступности по отношению к мигрантам. Пресечение самоуправства и разжигания ксенофобии со стороны местных властей. Комплекс мероприятий по налаживанию отношений мигрантов с титульным населением. Четкие, понятные и простые правила получения гражданства России, включая призыв в армию для молодежи. Ликвидация бюрократии, осложняющей адаптацию мигрантов.
Но если обращаться к мировому опыту, какая всё же модель наиболее предпочтительна — американская или европейская?
Скорее американская, а не европейская модель: поощрение работающих и желающих адаптироваться, а не бесконтрольный рост клиентов социальной системы. Главное — мигрант должен на деле почувствовать, что он защищен на территории России как в законодательном плане, так и на практике. Тогда эффективность его работы будет действительно высокой. И всемерно должны поощряться шаги по интеграции в российское общество, особенно в языковом и культурном плане.