Шаг к безъядерному миру

КАТЕГОРИЯ

ПОДЕЛИТЬСЯ

Мы живем под знаком больших ядерных перемен. После того как в апреле президенты России и США подписали Договор о сокращении стратегических наступательных вооружений (ДСНВ), мир ждет, когда его одобрят законодатели.

На минувшей неделе о ядерном разоружении говорили на 65-й сессии Генеральной Ассамблеи ООН. И в то же самое время для разрешения наиболее актуальных «ядерных» вопросов съехались в Вашингтон известные политики, общественные деятели и ведущие мировые эксперты в области контроля над воору­жениями и нераспространения ядерного оружия. Все они — участники созданного в 2007 году Международного Люксембургского форума по предотвращению ядерной катастрофы. В ходе вашингтонских дебатов выдвинуты новые предложения по ядерному разоружению, сотрудничеству в сфере ПРО и разрешению кризисов ядерных программ Ирана и Северной Кореи.

Напомним, что подписанный президентами США и России договор устанавливает новые лимиты: число развернутых тяжелых бомбардировщиков, баллистических ракет подводных лодок и межконтинентальных ракет не должно превышать 700, а боезарядов на них — не более 1550 единиц. Предусмотрено и дальнейшее обоюдное сокращение ядерных потенциалов на семилетний период. Недавно сенатский комитет США по иностранным делам рекомендовал верхней палате Конгресса США ратифицировать новый СНВ-3. Аналогичную рекомендацию своим коллегам по палате дали члены Комитета по международным делам Государственной думы РФ.

— Когда можно ожидать одобрения ДСНВ законодателями России и США и могут ли дискуссии экспертов в Вашингтоне этот момент приблизить? — поинтересовался корреспондент «Трибуны» у президента Международного Люксембургского форума Вячеслава Кантора.

— Думаю, что договор будет в ближайшие месяцы ратифицирован и без нашей помощи, поскольку имеетсяобщее фундаментальное понимание его необходимости, — ответил Вячеслав Кантор. — Разумеется, и с российской, и с американской стороны есть противники договора. Но они в меньшинстве. Значение этого документа трудно переоценить: он показывает мировому сообществу цивилизационный выбор России и приводит к улучшению ситуации в мире. Следующий этап разоружения будет связан с консультациями по ограничению и сокращению тактических ядерных вооружений. Наша задача приблизиться к формированию таких предложений, которые для официальных структур наших государств могли бы стать приемлемыми.

Сходное мнение высказал и Линтон Брукс, старший советник Центра стратегических и международных исследований, бывший заместитель министра энергетики США по вопросам ядерной безопасности: «Убежден, что этот договор отвечает интересам обеих сторон и будет ратифицирован до конца текущего года, возможно, даже в ноябре».

На встрече участников форума с журналистами прозвучал вопрос, что произойдет, если США вдруг решат перенастроить систему ПРО на защиту не от иранских, а от российских ракет? Ответ Линтона Брукса был категоричен: такого не случится, поскольку это противоречит интересам американцев. «В отчете комиссии по обзору ядерной стратегической доктрины США признано, что нацеливание баллистических ракет на Россию было ошибочным. У наших государств есть интересы собственной защиты от стран с совсем другими подходами к вопросам мировой безопасности, — подчеркнул Брукс. — Таким образом, Соединенные Штаты очень заинтересованы в том, чтобы найти пути сотрудничества с Россией».

Но в этом сотрудничестве необходимо взаимное доверие, подчеркивали участники Люксембургского форума. По этому поводу главный научный сотрудник ИМЭМО РАН, генерал-майор Владимир Дворкин напомнил присутствующим,что в 2002 году была подписана Декларация о стратегическом партнерстве России и США, где сказано, что наши страны стали партнерами в области противоракетной обороны. Но американцы в соответствии с этой декларацией ни слова не сказали российской стороне загодя о своих намерениях ни по плану Буша, ни по плану Обамы.

Как известно, Госдепартамент Соединенных Штатов подготовил доклад о выполнении Россией прежних международных договоров, смысл которого в том, что русским нельзя полностью доверять. МИД России в ответ обнародовал перечень «Фактов нарушения США своих обязательств в сфере нераспространения оружия массового поражения и контроля над вооружениями».

В ходе вашингтонских дискуссий много говорилось о том, что болевыми точками в сфере ядерного распространения являются Иран и Северная Корея. Если не разрешить эти два кризиса, ядерное оружие появится у многих государств, не только на Ближнем Востоке, но и в других регионах мира. Прежде всего, в странах неустойчивых, балансирующих на грани радикализации правящих режимов и гражданских войн. В этом случае доступ к ядерным материалам, оружию может получить и международный терроризм. По мысли Вячеслава Кантора, экспертам при поддержке политических сил необходимо срочно определить параметры предельной толерантности мирового сообщества к развитию ситуации в Иране и Северной Корее. И после этого где-то в старой Европе организовать штаб быстрого реагирования, которому будет политиками предписан порядок действий в случае «падения красного флажка» — снижения уровня безопасности до критического уровня.

По итогам вашингтонской конференции принят меморандум с рекомендациями и предложениями экспертов, который, по традиции, направлен лидерам ведущих стран мира и руководителям крупнейших международных организаций.