Ядерное «обнуление»

КАТЕГОРИЯ

ПОДЕЛИТЬСЯ

В начале апреля мир вступил в период больших ядерных перемен и многочисленных дискуссий на темы разоружения: на прошлой неделе обнародована новая ядерная доктрина США, затем президенты России и США подписали Договор о сокращении стратегических наступательных вооружений (СНВ). Синхронно с пражской встречей глав России и США в Вене на заседании рабочей группы Международного Люксембургского форума по предотвращению ядерной катастрофы прошли дебаты о перспективах нового договора и сложностях дальнейшего процесса разоружения. В дискуссии приняли участие эксперты из России, США, Италии и Швеции, известные политики, общественные деятели.

Председатель Люксембургского форума Вячеслав Кантор в беседе с корреспондентом «Трибуны» отметил, что подписанный в Праге договор знаменует начало исторического процесса «фундаментального сближения позиций США и России, который обещает быть очень плодотворным. У обеих стран есть стратегические интересы во всех частях мира. Но локомотивами всех мирных процессов в мире должны стать две страны – США и Россия». Договор, подписанный в Праге, открывает широкие исторические перспективы, в том числе в евроатлантическом пространстве.

По мнению участников форума, благодаря подписанному в Праге договору возобновился процесс ядерного разоружения, прерванный в последнее десятилетие. Сегодня налицо значительное сокращение угроз «холодной войны», вырисовывается новая архитектура европейской и международной безопасности. «Полагаю, сейчас происходит своего рода перезагрузка базовых отношений между США и Россией, – подчеркнул в беседе с нами член Наблюдательного совета Люксембургского форума, экс-генеральный директор МАГАТЭ Ханс Бликс. – Хотя обе стороны признают, что единиц ядерного оружия у них по-прежнему больше, чем им необходимо, тем не менее новый договор свидетельствует о том, что руководители США и России хотят возобновить ядерное разоружение, стремятся к перспективе безъядерного мира».

С этим мнением согласился председатель Организационного комитета Люксембургского форума, главный научный сотрудник ИМЭМО РАН Владимир Дворкин. Впрочем, он тут же заметил, что в действительности по новому договору сокращения почти не произойдет, поскольку 700–800 боезарядов на тяжелых бомбардировщиках в той или иной стране теперь будут засчитываться за 70–80. Тем не менее, по словам Владимира Дворкина, важен сам процесс. «То, что под контролем будут находиться ядерные силы двух стран, и то, что дальше они будут договариваться о новых сокращениях и о консультациях по поводу ограничений тактических ядерных вооружений, чрезвычайно важно и в стратегическом плане, и в краткосрочном».

Касаясь саммита по ядерной безопасности в Вашингтоне, Ханс Бликс заметил, что его тема шире, нежели обсуждение возможности попадания ядерного оружия и материалов в частные руки. Здесь не обойтись без обсуждения мер по противодействию терроризму, охране расщепляющихся материалов. По мнению экс-главы МАГАТЭ, почвы для мощного противостояния представителей разных держав, которое имело место на конференции участников Договора о нераспространении ядерного оружия (ДНЯО) в 2005 году, в данном случае нет. Зато есть основания для разговора об Иране, Северной Корее, которые находятся на пути к созданию ядерного оружия; а также о трех государствах, создавших ядерное оружие, но не соблюдающих ДНЯО.

Ключевые предложения заседания в Вене войдут в декларацию, которая будет направлена лидерам ведущих стран и главам основных международных организаций. «Основная задача – донести наши предложения и рекомендации до участников майской конференции по рассмотрению Договора о нераспространении ядерного оружия, – заявил Вячеслав Кантор. – Организуя три года назад Люксембургский форум, мы ставили перед собой амбициозную задачу: собрать лучших экспертов из 14 стран для того, чтобы решения нашего форума всегда были слышны. По прошествии трех лет мы можем с полным удовлетворением отметить, что эта задача выполнена».