Три возможных сценария силового решения иранской ядерной проблемы

КАТЕГОРИЯ

ПОДЕЛИТЬСЯ

8-го декабря в Москве открылось заседание Наблюдательного совета Международного Люксембургского форума по предотвращению ядерной катастрофы – авторитетной международной организации, объединяющей ведущих мировых экспертов в области нераспространения ядерного оружия, ядерных материалов и средств их доставки.

Присутствовавший на открытии заместитель министра иностранных дел РФ Сергей Рябков передал председателю форума Вячеславу Кантору приветствие от президента России Дмитрия Медведева. «Высоко ценим деятельность Форума в таких важных целях, как укрепление режима Договора о нераспространении ядерного оружия, совершенствование механизма контроля над вооружениями и предотвращение угрозы ядерного терроризма. Ваши предложения и рекомендации находят практическое применение в процессе решения мировым сообществом задач по достижению этих двух благородных целей. Идеи Форума созвучны российской политике, направленной на построение более безопасного и стабильного миропорядка, строгое соблюдение всеми членами мирового сообщества универсальных принципов и норм международного права», — говорится в послании Медведева.

В своем выступлении Вячеслав Кантор, президент Европейского еврейского конгресса, отметил, что заканчивающийся год был знаменательным и даже выдающимся по стремлению укрепить режимы ядерного нераспространения, сократить запасы ядерного оружия, предотвратить ядерный терроризм. Всё это как нельзя тесно укладывается в непосредственную деятельность Форума.

«Я имею в виду подписание нового Договора по СНВ, саммит по ядерной безопасности, Обзорную конференцию по Договору о нераспространению ядерного оружия, дебаты по ратификации нового Договора», — сказал Вячеслав Кантор. Он упомянул также о Вашингтонском Меморандуме Форума, в котором участники конференции самым решительным образом настаивают на полном выполнении Ираном всех шести действующих резолюций Совета Безопасности ООН по иранской ядерной проблеме. Затяжной кризис по этому вопросу и высокий уровень готовности иранского ядерного топливного комплекса к обогащению урана до оружейного уровня представляют собой огромную опасность для устойчивости режима ядерного нераспространения, поддержания мира и стабильности на Ближнем и Среднем Востоке, а также усугубляют угрозу ядерного терроризма.

В случае отсутствия сотрудничества со стороны Ирана в деле соблюдения им своих обязательств, — говорится в меморандуме, — международное сообщество должно принять дополнительные меры по дальнейшему ограничению экономического сотрудничества с Ираном, а также сделать все необходимое в полном соответствии с обязательствами по статье 41 Устава ООН.

Среди экспертов, принимающих участие в нынешнем заседании Наблюдательного совета такие, в частности, таккие известные личности, как министр обороны США в администрации президента Клинтона, профессор Уильям Перри, руководитель Центра международной безопасности ИМЭМО РАН, академик Алексей Арбатов, бывший Верховный комиссар ОБСЕ Рольф Экеус, главный научный сотрудник Института мировой экономик и международных отношений профессор генерал-майор Владимир Дворкин.

На вопрос корреспондента ZMAN.COM, не нужно ли нанести превентивный военный удар по ядерным объектам Ирана, чтобы потом не было поздно, генерал Дворкин ответил, что такое развитие событий является последним и самым крайним вариантом решения иранской ядерной проблемы. Однако, добавил Дворкин, очень многие эксперты считают, что лучше удар по Ирану с тяжелыми последствиями, чем Иран с ядерным оружием.

Подробно иранская ядерная проблема рассмотрена в брошюре «Силовое решение иранской ядерной проблемы: сценарии и последствия», изданной Международным Люксембургским форумом под редакцией Владимира Дворкина и Алексея Арбатова. Там приводятся три возможных сценария силового решения.

Первый, — ограниченные по времени (2-5) дней и по масштабам ракетно-авиационные удары по критическим объектам ядерной инфраструктуры, ракетным установкам, средствам ПВО аэродромам и военно-морским базам. Боевые действия могут быть начаты США или Израилем, или совместно их вооруженными силами. Возможен вариант, при котором боевые действия начнет Израиль, но ему не удастся предотвратить ощутимые ответные действия Ирана, тогда в операцию будет вовлечены вооруженные силы США.

Второй, — ракетно-авиационные удары по расширенному по сравнению с первым сценарием составу целей в течение нескольких месяцев с постепенным наращиванием интенсивности ударов (по аналогии с Югославией). В этом сценарии боевые действия могут осуществляться ограниченной коалицией государств.

И третий сценарий – это по типу операции в Ираке с вводом войск на территорию Ирана.

Отвечая на вопрос, какова будет реакция исламского мира, в частности, по отношению к Израилю, брошюра дает однозначный ответ. «В случае нанесения удара Израилем ответ будет максимально жестким: массовые манифестации, террористические акты. В их организации примут участие все исламистские группировки, включая ХАМАС. Но особенно активно будет действовать шиитская Хизбалла».

Интересный прогноз дает брошюра на реакцию России: «… скорее всего израильтяне (в первую очередь) и американцы будут предупреждены российскими спецслужбами, что будет удобным поводом для подтверждения солидарности в борьбе против терроризма. Таким образом, идеологически выражая солидарность с исламскими радикалами, Москва фактически выступила бы на стороне Израиля и США».

Напомним, что Люксембургский форум, которым руководит доктор наук Вячеслав Кантор, был создан в мае 2007 года в Люксембурге на международной конференции по предотвращению ядерной катастрофы. Его основными задачами являются противодействие распространению ядерных вооружений, включая предотвращение ядерного терроризма и попыток стран-изгоев получить доступ к ядерным материалам и технологиям, а также укрепление глобального мира.