Брюссель и «йоббики»

КАТЕГОРИЯ

ПОДЕЛИТЬСЯ

Странное впечатление с первых минут производит столица евробюрократии. К отелю один за другим подкатывают огромные Iчленовозы, из которых пружинистой походкой выходят немолодые подтянутые пассажиры. Ухоженные мужчины в деловых костюмах и безукоризненно-строго одетые изящные женщины. К ним на всех парах несутся швейцары с раскрытыми зонтами. А по улицам бредут женщины в никабах, турки, арабы и весь черный континент, перебравшийся сюда — в сырость и непогоду. Европарламент — за углом, откомандированный чиновный люд, поглотив здоровый завтрак, уже закусил портфели как удила.

И нам, израильским журналистам, вечером туда же, на торжественную церемонию Дня памяти жертв Холокоста. Дата некруглая: 66 лет назад советские войска освободили концлагерь Аушвиц-Биркенау. Нужно быть толерантным, и я учусь, уже не говорю Освенцим, чтобы не обидеть поляков, не опорочить имя их ни в чем не повинного города. Нас пригласил в Брюссель Европейский еврейский конгресс, который борется с антисемитизмом, ксенофобией и расизмом продвижением идеи толерантности.

Как у меня обстоит дело с толерантностью? Честно говоря, не очень. Поводов не любить Евросоюз и Европарламент с его антиизраильскими резолюциями предостаточно, и, как любой еврей, воспитанный на русской литературе, подсознательно повторяю про себя «Скифов» Александра Блока, слегка переиначив слова. Вот послушайте, как актуально звучит: «перед Европою пригожей», «и мясо белых братьев жарить», «ну нет, отныне мы не щит», «стальных машин где дышит интеграл» с исламской «дикою ордою». Всем нам время от времени хочется докричаться до этих конференц-залов: — Как же так, мы форпост цивилизации на пути этих орд, а вы нас сдаете!

Можно, конечно, встать в позу и, презирая брюссельский кислый виноград, заявить, что нам Европа — не указ, положили мы на нее с прибором. Обывателю это удается, и журналист, чтобы ему потрафить, еще и в деталях опишет наш прибор. Но правительству Израиля такая дипломатия мало подходит.

Важно, выходит, чтобы в тех залах, где выступал Ахмадинеджад и принимали «легитимный» ХАМАС, появились страшные стенды из «Яд ва-Шем» и заговорили о нашей трагедии, которая, в той или иной форме, сегодня может повториться.

66 лет в историческом контексте — лишь миг, всего три поколения, где первое, моих родителей, еще, слава богу, живо. Эта дата не должна бронзоветь, и об этом, собственно, шла речь на пресс-конференции в отеле «Конрад» — президента Европейского еврейского конгресса Моше Кантора и министра информации и диаспоры Юлия Эдельштейна. Число актов антисемитизма, по данным института Рота при Тель-Авивском университете, уже прошло точку невозврата, красную черту, и среди «лидеров» — Великобритания, США, Франция, Германия и Бельгия, где мы находимся.

Моше Кантор, тем не менее, приводит в пример законодательство Французской республики, за-прещающее критику и пропаганду против любой демократической страны, а уж тем более — бойкот, который нам в разных формах периодически объявляют. Но толерантность, по его мнению, должна быть нулевой по отношению к странам, где законы позволяют легально существовать фашистским партиям. Это Венгрия, где на выборах 2010 года в парламент прошла партия «Йоббик». Да что там прошла, это третья (!) партия в стране, у нее на первом круге выборов было 16,7 процента. Обыгранная прессой на всех славянских языках партия «Йоббик», полностью звучит как «За лучшую Венгрию», но «лучшая» на венгерском языке еще и «правая».

А хотите недолгий экскурс в историю? В 1939 году на выборах в Венгрии профашистская партия, прямой наследницей которой считает себя «Йоббик», взяла 17 процентов. Особым успехом пользовалась среди венгерских рабочих. Нынешние йоббики организовались в 2003 году в недрах Будапештского университета, когда число неимущих в Венгрии зашкалило за 40 процентов. Чрезвычайно популярны среди разорившегося крестьянства и обозленного безработного пролетариата. Ходят в форме «Венгерской гвардии» с петлицами, смахивающими на свастику, перекрещивающиеся молнии порождают знакомые ассоциации. «Никто не помешает мне, — сказал лидер «Йоббика» Габон Вона, -пройти в форме гвардии в парламент».

Форма формой, а чего они хотят? Того же, чего хотел фашист Салаши. Депортировать (тот оправлял в концлагеря) сотни тысяч венгерских цыган. Возродить жандармерию, ту самую, которая в 1944 году отлавливала цыган и евреев. Кстати, 10 процентов «Профсоюза полицейских» разделяют эту идеологию и даже состоят в «Венгерской гвардии». Лозунги у йоббиков вполне доходчивые — кроме цыган, объявить войну словакам, банкам и, понятно, евреям. Тут же пакет территориальных претензий к соседям — Украине, Румынии и Словакии. Абсолютная классика жанра. «Йоббик» обвиняют в убийстве цыган, поджогах их домов.

Венгерских фашистов называют «двубортными политиками», то бишь, парламентскими, в законе, если законы позволяют. У президента Европейского еврейского конгресса была назначена встреча с премьер-министром Венгрии, а Венгрия в первом полугодии 20011 года, напомню, председательствует в Европейском Союзе.

Моше Кантор говорит о новой форме антисемитизма, вполне «двубортной» — антиизраилизме. Ненавидеть евреев в просвещенной и «пригожей» Европе неловко, а израильских агрессоров — вполне легитимно.

Мы об этом беседовали с Юлием Эдельштейном буквально через день, за круглым столом на радио РЭКА. И, знаете, наш разговор напоминал спор проктолога с сантехником. В принципе об одном и том же, об антисемитизме как об определенной субстанции. Нет, я понимаю, что Эдельшейн способен объяснить своему европейскому коллеге, что Нетаниягу и его предшественники не приказывали ЦАХАЛу разбирать на органы палестинских боевиков. (Этим прославился премьер-министр самопровозглашенной и непризнанной республики Косово — они торговали органами сербов.) Европейского-то коллегу Эдельштейн убедит, но донесет ли коллега эту новость до своего электората, среди которого полно мусульман и наших двоюродных братьев? Вот как мне объяснить министру информации, что за ним стоят дружественные, в отличие от левой ивритской, русскоязычные средства массовой информации? Мне деканы факультетов журналистики украинских и русских провинциальных университетов (а это города-миллионники), руководители тамошних каналов говорят: приезжай, дадим тебе трибуну, прочтешь лекции будущим международникам, экономистам. Хочешь, в эфире посадим с лидером наших националистов или муфтием, схлестнешься? Хочу!

Я рассказал Эдельштейну, как пытался упрекнуть владельца киевского кабельного канала за кадры хамасовских операторов, которые он демонстрировал во время операции «Литой свинец».

— А вы мне хоть что-то прислали?! — парировал украинский телемагнат.

— Это было до меня, — говорит Юлий.

Хорошо, обращаюсь я к «социально близкому министру», давай что-то делать вместе с тобой.

Моше Кантор уже делает. Кроме нас, русскоязычных, на пресс-конференции и церемонии памяти были представители всех ведущих ивритских изданий, российские, украинские и европейские коллеги.

Европейский еврейский конгресс намерен открыть в Старой Европе, при каком-либо солидном университете, возможно, в Брюгге, университет глобальной безопасности и толерантности. Готовить специалистов, которые смогут достойно противостоять антисемитизму, расизму, ксенофобии, экстремизму, росту антиизраильских настроений, манипуляции историей, отрицанию самого факта Катастрофы. А нам в Израиле такие спецы не нужны? Мы уже выиграли идеологическую войну?

У председателя Мао есть роскошные цитаты. Особенно эта: «Кто не стучит, тому не открывают». Мы бродили по Брюсселю, натыкались взглядами на мрачноватые (мечта архитектора Шпеера) здания институтов Евросоюза, получали аккредитацию в сверкающем хромом и стеклом чопорном Европарламенте, и я подумал: очень важно заявить о себе именно здесь и именно в этот памятный день.

Организаторы — Европейский еврейский конгресс, «Всемирный форум памяти Холокоста» и Национальный мемориал Катастрофы и героизма «Яд ва-Шем» — сработали в одно касание. Кроме Моше Кантора и Юлия Эдельштейна, на церемонии были глава дипломатии Евросоюза Кэтрин Эштон, еврокомиссары Антонио Таянии, Кристалина Георгиева и Джон Далли, глава Всемирного еврейского конгресса Рон Лаудер, председатель Европарламента Ежи Бузек, председатель Европейской коалиции за Израиль Томас Санделл, президент Центра европейских общин Ави Тавил, уважаемые раввины. И заведующий организационным отделом центрального аппарата НДИ, фактически второй человек в партии Давид Годовский был, так что не надо делать из нашего министра иностранных дел антиевропейский жупел.

Играл траурные мелодии Раананский симфонический оркестр, замечательно играл, а там целый костяк «русских» музыкантов. Не все в Европарламенте антисемитской «музыке» звучать.