Международный день памяти жертв Холокоста

КАТЕГОРИЯ

ПОДЕЛИТЬСЯ

27 января мир отмечает Международный День памяти жертв Холокоста, также считающийся международным днем борьбы с антисемитизмом. Выбор даты не случаен — в этот день Красная Армия вошла в Освенцим, остановив один из самых страшных конвейеров смерти. Накануне израильские министры отправились в Европу, чтобы вновь напомнить Старому Свету о трагедии, завершившейся 66 лет назад.

Министр образования Гидеон Саар выступил с трибуны ЮНЕСКО, министр пропаганды Юлий Эдельштейн принял участие в церемонии, устроенной Европарламентом. Одновременно в том же здании состоялась конференция с участием представителей террористической организации ХАМАС.

Толерантность Европы делается воистину безграничной — перед входом в брюссельскую штаб-квартиру висели два плаката. Один приглашал на траурную церемонию (она проводилась по инициативе Европарламента и правительства Израиля), второй — на конференцию «Не изгоняйте парламентариев из Иерусалима» с участием депутатов Европарламента и их палестинских коллег, в том числе хамасовцев. Статус первого мероприятия был выше — официальный, тогда как второе было частной инициативой, к тому же церемонию почтил своим присутствием дежурный президент Европарламента Ежи Бузек. И все же тревожная тенденция налицо.

Кроме Бузека, в зале, где зажгли 6 поминальных свечей в память о 6 миллионах жертв Холокоста, присутствовали президент Всемирного еврейского конгресса Рон Лаудер, президент Европейского еврейского конгресса Вячеслав Моше Кантор, бывший главный раввин Израиля Меир Лау.

За несколько часов до этого Юлий Эдельштейн и Вячеслав Моше Кантор провели пресс-конференцию, где, в основном, присутствовали израильские и российские журналисты, а также их коллеги из восточноевропейских стран. Ведущие западные СМИ были представлены очень скупо — ни пресс-конференция, ни сам День памяти не стали hot news, о Холокосте в Европе сегодня говорят неохотно.

Эдельштейн и Кантор напомнили о второй составляющей 27 января — борьбе с антисемитизмом, все чаще проявляющемся в наши дни, как тотальное отрицание самого права Израиля на существование.

Эдельштейн сообщил, что сегодня это наиболее остро ощущается в Интернете, где свобода слова практически безгранична по сравнению с традиционными СМИ. Министр убежден, что «свобода слова на является свободой ненависти» и надеется убедить европейских политиков изменить законодательство таким образом, чтобы преградить дорогу виртуальному антисемитизму.

Кантор, в свою очередь, напомнил об исследовании института Рота (Тель-авивский университет), согласно которому за последние 10 лет число различных антисемитских акций удвоилось, причем сомнительное лидерство в списке государств, где это происходит, принадлежит Англии.

Он также напомнил об угрозе, исходящей из Ирана. Не ставя под сомнение господствующее на Западе мнение, согласно которому проблема должна быть решена путем переговоров, Кантор заявил, что как только Тегеран закончит разработку собственной бомбы, она может появиться у ряда ближневосточных и латиноамериканских режимов, а также у террористических группировок, таких как «Хизбалла», после чего призвал к ужесточению санкций против Ирана.

Отвечая на вопрос, не кажется ли ему, что сегодня антисемитизм не актуален, так как его вытеснила исламофобия, Кантор привел в пример иудаизм, который требует от своих приверженцев уважения к местным законам и добавил, что к тем, кто прибыл в Европу, но категорически отвергает ее демократические ценности, должна демонстрироваться «нулевая терпимость».

Юлий Эдельштейн вновь напомнил журналистам о конференции с участием ХАМАСа, а также о том, что в Германии в День памяти Холокоста будет демонстрироваться фильм о палестинской «катастрофе» и о том, что антисемитизм сегодня все чаще выступает в новой ипостаси — под видом осуждения Израиля.

Отвечая на вопрос о том, что произойдет, если европейские страны признают палестинское государство, он заявил, что это сделает бессмысленными любые переговоры и избавит палестинцев от необходимости признать право еврейского государства на существование. Его поддержал Кантор, сказавший, что если израильтяне готовы признать государство палестинцев, то палестинцы должны быть готовы к тому же в отношении Израиля.

Стоит отметить, что большинство вопросов с пропалестинским подтекстом задавали ирвитоязычные журналисты. Трудно сказать, на чьей стороне в итоге окажутся симпатии иностранных читателей, плохо знакомых с ближневосточными реалиями.