О толерантности, или где кончается терпение и начинается безопасность

КАТЕГОРИЯ

ПОДЕЛИТЬСЯ

Сегодня, когда на нашу страну снова падают хамасовские ракеты, нас опять призывают к сдержанности и терпению. Но где кончается сдержанность и начинается пораженчество? Где проходит граница между толерантностью и самоубийственной покорностью? И если граждане моей страны — израильские арабы — выходят на демонстрации, призывая ХАМАС снова захватывать израильских солдат, как далеко должна простираться моя толерантность к ним?

Именно эти вопросы были для меня главными, когда я приехал в Москву на круглый стол Европейского совета по толерантности и примирению. Вопрос, который собирались обсудить участники круглого стола, звучал так: «Текущая ситуация с толерантностью и в сфере укрепления межэтнических отношений в России и на постсоветском пространстве». Однако то, о чем там говорилось, касалось впрямую и Израиля.

На круглый стол собрался весьма представительный форум. Кроме самого сопредседателя ЕСТП Вячеслава (Моше) Кантора (который был модератором процесса) в нем принимали участие видные политики — председатель Комитета Совета федерации РФ по международным делам Михаил Маргелов, первый заместитель председателя Комитета Государственной думы РФ по международным делам Леонид Слуцкий. Много было представителей академических кругов — директор ИМЭМО РАН, академик РАН Александр Дынкин, главный научный сотрудник ИМЭМО РАН, профессор Владимир Дворкин, заведующий кафедрой философии РУДН, профессор Петр Гречко, почетный профессор международного права Тель-Авивского университета Йорам Динштейн, генеральный секретарь ЕСТП Иренеуш Бил и другие.

Кроме Центра толерантности, который планируется создать в Европе, участники встречи обсудили проект типового закона о толерантности и примирении, разработанный группой авторитетных юристов в составе ЕСТП под руководством профессора международного права ТельАвивского университета доктора Йорама Динштейна. Эксперты рассмотрели шаги для распространения этого закона в Европе и выразили намерение предложить этот типовой закон для реализации национальным правительствам и Евросоюзу.

Кстати, преобладающее количество ученых едва не сыграло с круглым столом злую шутку — все могло утонуть в наукообразных терминах и запутанных формулировках. За теми, вероятно умными, но бесконечно длинными и утомительными лекциями, которые прочитали собравшимся профессор Гречко и его коллега профессор Марина Мчедлова, едва не потерялась суть дела. А эта суть, как я уже говорил, имеет для всего мира и для Израиля особенно первостепенное значение.

Из всего, о чем говорилось на встрече, лично я выделил проект «Закона о безопасной толерантности». О чем идет речь? О том, с чего я начал статью, — где кончаются права другого человека, и где начинаются мои права.

— Когда представители определенной конфессии расстилают посреди Москвы молитвенные коврики, — задал вопрос Моше Кантор, — или режут баранов посреди Парижа, как далеко может зайти наша лояльность по отношению к этим чуждым европейским ценностям обрядам? И, главное, как законными путями, не нарушая базовые права человека, можно противостоять этим вопросам?

По мнению доктора Кантора, проблема европейского законодательства в этой сфере в том, что оно перекладывает ответственность принятия решений на отдельных политических деятелей. Политик, руководитель страны, вынужден сам принимать резкие, а потому зачастую непопулярные решения (такие, как запрет на ношение паранджи во Франции, запрет на строительство мечетей в Швейцарии и т. д.). Такой политик, как правило, попадает под огонь критики «либералов» и вынужден оправдываться и защищаться.

Принятие на общеевропейском уровне «Закона о безопасной толерантности» переложит ответственность за такие ограничения с конкретного политика на Общеевропейский совет. То есть деперсонифицирует ее. Говоря простым языком, в случае, если закон будет принят, то, к примеру, Саркози сможет сказать, мол, неважно, что сам я думаю о молитвенных ковриках на Елисейских полях, но европейский закон запрещает такие вещи.

Кто-то скажет — казуистика. А я скажу — практическая политика. Ведь многие исламские радикалы, для которых западные ценности ненавистны, научились прекрасно использовать нашу либеральность для яростной борьбы с этими самыми ценностями. И если мы законодательно не ограничим их возможности, то завтра будем жить в другом мире.

Пытаясь заострить тему, я задал доктору Кантору вопрос о том, что больше всего интересовало меня как израильтянина.

— Господин Кантор, говоря о безопасной толерантности, вы специально обходите стороной самые главные источники нетолерантности на планете? Я имею в виду исламские и арабские режимы?

— А мы не считаем их главными источниками нетолерантности, — толерантно ответил сопредседатель ЕСТП, — мы считаем их одним из источников этого явления. Такие же источники нетолерантности мы должны искать и в самих себе. И вокруг себя. Здесь вопрос связан с общим признанием базовых ценностей. Говоря проще, — продолжил доктор Кантор, — вот есть 10 заповедей в еврейской традиции, которые легли в основу и иудео-христианской культуры, но мы понимаем, что далеко не большинство людей в мире верят в них и руководствуются ими. Парадокс заключается в том, что после глобальных конфликтов большая часть человечества начинает вдруг верить в эти ценности и принимать их. Но с течением времени, когда очередной глобальный конфликт удаляется во времени на 40-60 лет (как сейчас), уменьшается и число тех, кто помнит о них. Базовые ценности стираются из памяти, перестают быть важными. И это в свою очередь провоцирует новые глобальные конфликты. Поэтому мы хотим при помощи закона обязать народы соблюдать эти нормы, чтобы не нужно было дожидаться очередного «встряхивания» человечества, очередной глобальной катастрофы.

В тот момент, когда я пишу этот материал, из сектора Газы летят ракеты на Ашдод, Беэр-Шеву и Ашкелон. Боюсь, что террористам ХАМАСА будет безразлична инициатива ЕСТП. И «толерантным» по отношению к ним будет мощный ответ ЦАХАЛа. Но значит ли это, что закон «О безопасной толерантности» пустая затея европейских мечтателей-интеллектуалов? Безусловно и однозначно — нет! Принимая такие законы, Европа и все либеральное человечество учится защищать себя от проникновения чуждых, человеконенавистнических идей. Свободные страны должны иметь законные инструменты для охраны своих ценностей. Тех самых 10 заповедей, на которых построен наш мир.

В то же время

Эксперты Европейского совета по толерантности и примирению (ЕСТП) выступили с предложением о создании Европейского центра толерантности и безопасности в одном из наиболее известных университетов Европы. Об этом заявил сопредседатель ЕСТП Вячеслав (Моше) Кантор по итогам заседания круглого стола ЕСТП, прошедшего в Москве. «После личных консультаций с председателем Европейской комиссии Жозе Мануэлем Баррозу и Еврокомиссией мы приняли решение учредить его в Европейском университетском институте во Флоренции в Италии», — уточнил сопредседатель ЕСТП.

«Наша задача — создать такую булочную, которая будет постоянно выпекать булочки под названием «Законы и нормы толерантности», такой практический центр, который будет готовить практические законы, нормы, поведенческие правила во всех случаях, в которых толерантность важна, а она важна практически во всех направлениях человеческой активности: от ядерного сдерживания, пределов ядерной толерантности — до миграционных процессов», — заявил Кантор.

Справка «Эхо»

Европейский совет по толерантности и примирению (ЕСТП) был учрежден 7 октября 2008 года на первом заседании в Париже. Основная цель ЕСТП состоит в мониторинге ситуации в сфере толерантности в Европе, выработке предложений и рекомендаций национальным правительствам и международным организациям по улучшению межрелигиозных и межэтнических отношений на континенте. Совет является одной из немногих международных организаций, ориентированных на борьбу с ксенофобией, антисемитизмом и расовой дискриминацией в современном мире.