Против кого ПРО?

КАТЕГОРИЯ

ПОДЕЛИТЬСЯ

России и НАТО вновь не удалось договориться о созда­нии совместной системы противоракетной обороны (ПРО). Решение отложено до 2012 г. А сколько правильных слов было сказано обеими сторонами о всеобщем доверии и взаимной безопасности!

Факты

В понедельник в Сочи президент Д. Медведев пообщался с генсеком НАТО А. Ф. Расмуссеном. Несмотря на взаимные реверансы, заседание Совета Россия — НАТО лишний раз доказало: мы до сих пор плохо слышим друг друга. Что Москва предлагает Западу? Проект «секторальной обороны». То есть если противоракетный «зонтик», которым должна быть укрыта Европа, принять за окружность, то мы хотим обеспечивать безопасность сегмента, приходящегося на Польшу и Прибалтику. Звучит солидно, но размещение соответствующих средств на территории РФ противоречит уставу НАТО. А что Североатлантический блок предлагает России? И того меньше: пока Запад не даёт даже гарантий, что ЕвроПРО не будет использована против нашей страны. Значит, после 2020 г., когда в Европе планируется завершить 4-й этап развёртывания ПРО с возможностью сбивать межконтинентальные ракеты, начнётся новая гонка вооружений. Можно только догадываться, чего это будет стоить российскому бюджету.

Мнения экспертов

Вячеслав Кантор, президент Международного Люксембургского форума по предотвращению ядерной катастрофы:

— В сфере противоракетной обороны между Россией и НАТО во гла-ве с США сохраняются значи-тельные расхождения — прежде всего по вопросам обеспечения приоритетов национальной безопасности. У нас считают, что угроза ракетно-ядерного удара исходит прежде всего от Америки, Запад считает, что от стран-«изгоев» типа Ирана или КНДР. От того, удастся ли договориться по ПРО, зависит, какими будут отношения России и Запада — партнёрскими или конфронтационными. Под вопросом такая серьёзнейшая вещь, как устойчивость режима ядерного нераспространения. Как показали результаты встречи президентов США и России на недавнем саммите «Большой восьмёрки», пока что проблема сотрудничества по европейской ПРО находится в тупике.

Владимир Дворкин, главный научный сотрудник ИМЭМО РАН, генерал-майор:

— Надеюсь, что тупик, о котором идёт речь, — временный. Нечто похожее было на переговорах по новому договору по СНВ: Россия предлагала цифру 500 носителей ядерных боезарядов, а США — 1100. В итоге сошлись на 700-800. Вот и на этот раз Россия, США и Европа просто обречены на сотрудничество в области ПРО. Прогноз развития ракетного вооружения в Иране показывает, что ракеты Исламской Республики уже в достаточно скором будущем смогут достигнуть дальности порядка 3 тыс. км. К этому времени должна быть готова и противоракетная оборона. Нельзя дожидаться, пока появится угроза, а потом разворачивать ПРО — поздно будет!

Владимир Евсеев, директор Центра общественно-политических исследований:

— Москве, к сожалению, нечего положить на стол переговоров по созданию ПРО в Европе. Иранские ракеты средней дальности «Саджиль» (дальность до 3 тыс. км, принятие на вооружение возможно к 2013 г.) имеют высоту полёта до 300 км. А российская промышленность готова предъявить миру только зенитно-ракетные комплексы С-400 с потолком перехвата ракет до 30 км и перспективный С-500, высота перехвата которого вряд ли превысит 75 км. То есть, чтобы обезопасить объекты в Польше или Литве, наши ЗРК надо ставить непос-редственно на их территории. Такое в принципе возможно, но вряд ли на это согласятся сами Польша или Литва.

Комментарий «АиФ»

В ближайшее время России остаётся лишь обмениваться с НАТО информацией о ракетных пусках — безусловно, правильная мера, позволяющая повысить уровень доверия. Но не стоит ли одновременно задуматься о собственном рубеже противоракетной обороны на юге России? Конечно, новые системы ПРО пока «в чернильнице», но в Госпрограмме вооружений до 2020 года прописано опережающее развитие средств воздушно-космической обороны (ВКО). Тогда Россия сможет прикрыть себя (а при необходимости и некоторых европейцев) от любых ракет средней дальности. Тогда же появится возможность вернуться к идее секторальной ПРО, но уже на качественно новом этапе. Грубо говоря, когда с юго-востока летит ракета, надо иметь под рукой отработанный канал связи и по нему уже решать, кто её будет сбивать: российские средства ПРО в Ростове-на-Дону или натовские в Румынии. Такое вот «принуждение к совместной ПРО» — в хорошем смысле слова…