Перспективы ядерной безопасности

КАТЕГОРИЯ

ПОДЕЛИТЬСЯ

Состоявшийся во французском Довиле саммит «Большой восьмерки» задал направление для развития диалога между ведущими мировыми державами по вопросу о том, как будет развиваться глобальная ядерная безопасность в ближайшее десятилетие.

Тон обсуждению задала ядерная катастрофа на японской АЭС Фукусима. На первом рабочем заседании, посвященном проблемам ядерной безопасности и изменениям климата, президент России Дмитрий Медведев представил ряд предложений, направленных на минимизацию опасностей «мирного атома». Россия предложила партнерам по G8 положение, в соответствии с которым страна, использующая ядерную энергию, несла бы ответственность не ниже уровня, предусмотренного стандартами МАГАТЭ. Было также предложено усилить ответственность государств за ядерную безопасность. Кроме того, Россия выступила с инициативой принять регламент координации и взаимодействия между государством, надзорным органом и генерирующими компаниями. Представители российской делегации говорили о необходимости ввести дополнительные требования через систему стандартов МАГАТЭ для сейсмически опасных зон. По сообщениям газеты «Коммерсант», на заседают по ядерной безопасности российские предложения поддержали Франция и США.

Саммиту в Довиле предшествовала встреча Дмитрия Медведева и Барака Обамы. Внимание наблюдателей было приковано к обсуждению вопроса развития совместной системы противоракетной обороны (ПРО). Судя по тому, что президент России, ком-ментируя итоги встречи, предостерег мир от новой гонки вооружений, данный вопрос пока далек от устраивающего обе стороны решения. Барак Обама на пресс-конференции после окончания встречи заявил о том, что они с президентом РФ обязались совместно выработать подход и конфигурацию ПРО, которая соответствовала бы интересам обеих стран в области безопасности. Американский президент также подчеркнул, что этот вопрос должен рассматриваться в рамках НАТО.

В свою очередь, генеральный секретарь НАТО Андерс Фог Расмуссен уже заявил о том, что НАТО с Россией достигнет взаимо-приемлемого результата в отношении си-стемы ПРО. «Мы приняли решение о созда-нии системы противоракетной обороны в ответ на реальность угрозы ракетного на-падения. Это решение принято, следующий шаг — создание и оперативное управление системой ПРО. Мы пригласили Россию уча-ствовать в этой совместной работе потому, что это ответ на общую угрозу», — сообщил Расмуссен на открывшемся в начале недели пленарном заседании Парламентской ассам-блеи НАТО.

Глава Люксембургского форума по предотвращению ядерной катастрофы Вячеслав Кантор убежден, что вопрос создания секторальной ПРО следует трактовать гораздо шире, поскольку он напрямую влияет на ход диалога между Россией и США о сокращении стратегических наступательных вооружений. «Судьба дальнейших договорённостей России и США о сокращении ядерных вооружений напрямую зависит от сотрудничества в разработке, развёртывании и совместном использовании систем ПРО. Здесь следует учесть имевшийся до 2008 года положительный опыт такого сотрудничества. Речь идет о возобновлении совместных учений по ПРО и осуществлении первых шагов по интеграции информационных систем России, США и государств-членов НАТО. Цель — создание сопряженной системы противоракетной обороны для защиты всех участников от баллистических ракет третьих стран, в первую очередь — Ирана», — отмечает Кантор.

На запланированной к проведению в июне этого года в Стокгольме совместной конференции Люксембургского форума по предотвращению ядерной катастрофы и Стокгольмского международного института исследования проблем мира (СИПРИ) на уровне ведущих мировых экспертов планируется обсудить состояние и перспективы процесса ядерного распространения и разоружения после вступления в силу нового Договора о СНВ. По словам Вячеслава Кантора, сотрудничество в сфере ПРО между США, Россией и странами НАТО уже сейчас рассматривается экспертами как ключевой вопрос для дальнейшего ядерного разоружения и обеспечения глобальной ядерной безопасности. Ожидается, что по итогам конференции новую аналитическую оценку получит состояние и перспективы разрешения иранского ядерного кризиса, а также ситуация с ядерной безопасностью на Ближнем Востоке.