Забыть Холокост, или «метод салями»

КАТЕГОРИЯ

ПОДЕЛИТЬСЯ

Концлагерь. Плац. В каре выстроены изможденные заключенные. В центре лощеный эсэсовец, постукивающий стеком по начищенным до зеркального блеска сапогам: Война закончена, всем спасибо. (Анекдот нашего гадкого времени)

В израильской юридической практике есть такой термин — «метод салями». Это когда от обвинения, которое невоможно опровергнуть в целом, умело, по кусочку, отрезаются самые опасные пункты.

Примерно так не только Европа, но и весь мир пытаются поступить с Холокостом. Старая примитивная технология основана на его отрицании. Но для этого нужно записать себя в категорию безнадежно одиозных фигур, вроде Абу Мазена или Махмуда Ахмадинеджада. В Европе таковых немного, поскольку законодательство целого ряда стран подобные научные изыскания уголовно преследует.

Но можно любить и восхищаться Гитлером как эффективным менеджером. Два вождя, два эффективных менеджера, и лишь сослагательное наклонение спасает репутацию отца народов от обвинения в геноциде народа еврейского. Однако бараки без торцевых стен в тайге уже были построены, покаянные письма представителей еврейской интеллигенции были подготовлены, а то, что рябой неожиданно склеил ласты, можете отнести за счет божьего провидения.

Оставим генералиссимуса его осиротевшим народам, даром, что ли, в свое время лишили гражданства, но Адольф Алозьевич тоже симпатичный мужчина. Дороги строил, промышленность возрождал, о немецком рабочем денно и нощно заботился. Морские круизы для передовиков производства, народный автомобиль, гарантированное право на труд и отдых. А какой расцвет искусства, дух захватывает! Не случайно фон Триер восхищается архитектором Альбертом Шпеером и режиссером Лени Рифеншталь. Тут, по фон Триеру, вопрос в эстетике, а не в идеологии.

Александр Лукашенко в свое время тоже нашел у фюрера немало хорошего. Он не эстет, его привлекают другие качества. Страсть к порядку, немецкие обстоятельность и качество, трудолюбие.

Действительно, у Гитлера можно найти много хорошего. Особенно, помню, им в Советском Союзе восхищались контролеры городского транспорта — за то, что «зайцев» расстреливал. Сталин, вот, не додумался.

Восхищение фюрером достаточно схожее, даже в оговорках.

«Нет, это не значит, что я одобряю Вторую мировую войну или имею что-либо против евреев», -говорит фон Триер.

А Лукашенко, в свою очередь, говорит о жертвах белорусского народа, его героизме и страшных потерях.

Тему Холокоста и роль своего народа пытаются переписать самыми разными способами. Записной антисемит Шевченко «не разделяет советских людей по национальности», там шесть миллионов как бы часть двадцати. В Белоруссии на обелисках пишут «гражданам Белоруссии» и очень не любят тему семейных еврейских партизанских отрядов, как и сел в Западной Белоруссии, которые массово переходили на сторону нацистов. Французы, среди которых число коллаборационистов было самым масштабным в Европе, сняли больше фильмов о маки, чем этих самых партизан было. А как они в этих фильмах спасали евреев! Это во Франции-то, в республике Виши, откуда евреи бежали за Пиренеи во франкистскую Испанию, либо на территорию, оккупированную немцами — там шансов выжить было больше.

По фон Триеру, «Израиль — это та еще головная боль». Но и Шевченко считает нас не меньшей головной болью и возмущен тем, что в Израиле двойной подход к нацистам, которые поддерживают или не поддерживают Израиль. С фон Триером у Шевченко тоже сложности эстетического характера: нелюбовь к евреям подкупает, восхищение Гитлером оставляет чувство определенной неловкости.

Европейский подход тоже меняется. Вроде в Каннах режиссера осудили, объявили персоной нон-грата, но многим неприятную страницу хочется побыстрее перелистнуть. Министр культуры Дании заявил по поводу выходки национальной гордости своей страны: «Ларс фон Триер сказал глупость, но он извинился, и дело должно быть закрыто».

Война закончена, всем спасибо? Интересна реакция Филиппа Бильже, генерального адвоката при апелляционном суде Парижа. Он считает, что скандал в Каннах чрезмерно «раздут». А дальше совсем интересно. Вот если бы, говорит адвокат, некий гость фестиваля взялся публично «прославлять Сталина, ГУЛАГ, советский реализм или Пол Пота», его бы лишь осудили, однако никакого скандала бы не произошло.

По мне (если, конечно, ад существует) и Гитлер, и Сталин, и Пол Пот должны пребывать в одном круге. Но адвокат дьявола дает нам другой посыл. Понимай, кабы не евреи со своим всем осточертевшим Холокостом, в Европе давно бы было тихо.

Великий «метод салями» приобрел еще одну технологию: забыть. Не отрицать очевидные преступления, а, учитывая низкий уровень знаний европейцев о Холокосте, забыть нацистский период. Автор этого ноу-хау — министр юстиции Бельгии Стефан Де Клерк. А чем бельгийцам гордиться? 18-ю днями сопротивления? Двумя добровольческими легионами СС, уничтожением половины еврейского населения страны (25 из 50 тысяч, населявших тогда Бельгию)? 10 мая 1940 года начались военные действия. Бельгия капитулировала 28 мая, а Франция — 22 июня.

Ну и что с этим делать? Самое удобное — забыть. Холокост должен остаться в прошлом и не позорить великую нацию (а кто свою не считает великой?) темными пятном.

Европейский еврейский конгресс провел в нескольких странах исследования и, опросив 3.233 респондента, пришел к неутешительным выводам: две трети участников в возрасте до 45 лет не знали, что во время Холокоста погибло 6 миллионов евреев. Правильно, меньше знаешь, лучше спишь.

Об Адольфе Эйхмане и его роли в массовом уничтожении осведомлена только треть участников опроса. «То, что министр юстиции европейской страны может заявлять о необходимости введения срока давности относительно преступлений геноцида, просто немыслимо», — говорит Президент Европейского еврейского конгресса (ЕЕК) Моше Кантор.

Я не знаю, участвовали ли в опросе новые граждане Бельгии выходцы из стран, где на Холокост дышат ровно, но, учитывая обилие особ, дефилирующих по Брюсселю в бурках, чадрах, паранджах и хиджабах и их спутников, я бы не удивлялся.

Судя по фамилии и фотографии, непохоже, что у Стефана Де Клерка арабские корни, впрочем, внешность обманчива.

Самое страшное, что заявление это прозвучало после долгожданного осуждения Ивана Демьянюка. Вроде как его и не было…

Моше Кантор предлагает переосмыслить стратегию развития осведомленности о Холокосте и существенно расширить финансиро-вание образования в этой области.

Я боюсь штатных просветителей, их неизбежного формализма. Бюрократия способна убить любую идею. Поинтересуйтесь, во что обойдется израильским родителям участие их ребенка в Марше жизни. Все ли папы и мамы могут это себе позволить? Охрана, сопровождение, весьма строгий кашрут, который обеспечивают израильские кейтеринги, и масса других расходов делают эту важную поездку для многих «русских» семей, особенно неполных, абсолютно недоступной. Но это уже совсем другая история…