Санкциям против ирана мешает ПРО в Европе

КАТЕГОРИЯ

ПОДЕЛИТЬСЯ

–Возможно, действительно уже пора «дернуть Иран за ноги», чтобы он упал. А возможно, мы предложили ему еще не все «морковки», которые могли бы, – так сформулировал колебания Запада в выборе способов противодействия ядерному вооружению Ирана бывший глава МАГАТЭ, руководивший этой организацией с 1981 по 1997 год, Ханс Бликс. Это произошло на проходившем в Москве заседании Наблюдательного совета Люксембургского форума по предотвращению ядерной катастрофы.

Люксембургский форум – международная неправительственная организация, объединяющая ведущих мировых экспертов в области вооружений и политики, создан в 2007 году. Его задача – изучение ситуации и выработка рекомендаций правительствам и международным органам, включая ООН, для предотвращения ядерной катастрофы. Как заявил на пресс-конференции после форума президент организации, доктор Вячеслав Кантор, многие рекомендации Люксембургского форума стали основой для принятия решений соответствующих комиссий ООН, они внимательно рассматриваются в правительствах ведущих мировых держав.

Со временем проблемы, обсуждаемые форумом, приобретают все большую актуальность. Сегодня самая актуальная – ядерное вооружение Ирана. И самая трудноразрешимая. Большинство состоявшихся на московском совещании дискуссий было закрыто для прессы, но из того, что было обнародовано, журналисты (а их было много – российских и еще больше иностранных) могли получить представление о различии в подходах на пути предотвращения появления ядерного оружия у Ирана даже внутри Люксембургского форума.

С одной стороны, всем понятно, что ядерный Иран изменит геополитическую картину мира, и Ближнего Востока – в особенности. Это опасность не завтрашняя, а уже сегодняшняя. Она сводит на нет многолетние усилия мирового сообщества по снижению напряженности и ограничению вооружений (кстати, профильной задаче Люксембургского форума. – В.Б.), заставляет страны ближневосточного региона, во многих из которых проблема бедности значительной части населения чрезвычайно остра, тратить огромные средства на оружие.

Теперь не столь важны распространенные прогнозы о том, как далеко зашел Иран, объясняет Ханс Бликс, и когда он получит собственную бомбу – через год или два. Уже иранское стремление к ядерному оружию, последовательное приближение к нему привело к невиданной гонке вооружений в арабских странах. Они закупают в огромных количествах самолеты, ракеты, орудия, которые будут ржаветь в арсеналах, истощать казну и одновременно провоцировать вооруженные конфликты – региональные, межнациональные, социальные. И это только прелюдия к будущей гонке, которую остановить можно, только остановив Иран на пути к бомбе. А вот насчет необходимости и способов этой остановки разногласий множество.

По словам Вячеслава Кантора, эксперты Люксембургского форума разработали четыре сценария развития ситуации вокруг Ирана – и все они неутешительны настолько, что сценарий, предполагающий силовое решение проблемы, выглядит лучшим среди худших, хотя и он чрезвычайно плох. Оценку этого варианта вскользь дал еще один член наблюдательного совета форума – бывший министр обороны США, ныне профессор Стэнфордского университета Уильям Пери.

– Военный удар по иранским ядерным объектам, – грустно заметил Пери, – даже если он будет эффективен, приведет к серьезным отрицательным последствиям.

Его коллеги по форуму говорят о превентивной атаке на Иран как о чем-то крайне нежелательном, но вполне вероятном. Уже упоминавшийся бывший гендиректор МАГАТЭ Ханс Бликс, упрекнув Запад в том, что тот с самого начала избрал в отношении Ирана по поводу его ядерной программы неоколониалистскую риторику, и перечислив «морковки», которые еще можно было бы предложить Ирану в качестве стимула к добровольному отказу от бомбы (принятие в ВТО, благоприятствование в получении кредитов, расширение помощи в развитии мирного использования ядерной энергии и даже восстановление дипотношений с США, разорванных в 1979 году), косвенно признал, что нынешняя ситуация провоцирует к выбору военного решения проблемы.

– Ядерное оружие Ирана, – сказал он, – угрожает Израилю больше, чем какой-нибудь другой стране. В связи с этим я не уверен, что Израиль не станет устранять эту угрозу так же, как он поступил в свое время в отношении Ирака и Сирии.

Впечатление такое, что Израиль в случае его превентивного удара по Ирану не то чтобы простят, но поймут.

– В ООН входят 193 государства, – сказал Вячеслав Кантор, – и только два из них открыто заявляют о намерении уничтожить другие государства – члены ООН. Представьте себе реакцию России, если бы кто-то посмел заявить что-то подобное в отношении ее.

По мнению Кантора, ядерное вооружение Ирана могут предотвратить только «травмирующие» санкции. Только они способны удержать от «деструктивного военного решения проблемы». И по сравнению с альтернативой – превентивным ударом – «никакие санкции не являются избыточными». Главным препятствием на пути введения таких санкций является позиция России. А она, как считают участники форума, связана с усиливающимися разногласиями между Россией и США по поводу американской системы ПРО в Европе. Пока великие державы не найдут согласия в этом вопросе, они не станут союзниками и в вопросе усиления дипломатического давления на Иран.

Председатель оргкомитета Люксембургского форума, один из ведущих российских специалистов в области ракетостроения и стратегии вооружений, генерал-майор, профессор Владимир Дворкин подтвердил:

– Мы не разделяем американскую точку зрения на стратегию противоракетной обороны в Европе. Как преодолеть эти разногласия? Ищем пути сближения позиций, альтернативные решения. В частности, нами разработана новая архитектура ПРО, которая может удовлетворить всех – и Россию, и США, и Европу. Она обеспечит защиту от потенциальной иранской угрозы, но в то же время не будет затрагивать стратегические интересы России.

Все это лишний раз доказывает старую истину: региональные игроки могут в меру своих сил как угодно отстаивать собственные интересы, но конечный итог зависит от того, как договорятся между собой великие державы. Или – не договорятся. И тогда содрогнется весь мир.