Игорь Иванов: «Лучше договариваться, чем воевать»

КАТЕГОРИЯ

ПОДЕЛИТЬСЯ

В Берлине прошла юбилейная конференция Люксембургского форума по предотвращению ядерной катастрофы под названием «Актуальные проблемы нераспространения ядерного оружия».

В число основных вопросов для обсуждения вошли текущее состояние и перспективы процесса сокращения и ограничения ядерных вооружений, перспективы процесса нераспространения ядерного оружия и роль Совета Безопасности ООН и МАГАТЭ в укреплении режима нераспространения оружия массового уничтожения. Эксперты проанализировали эффективность действия Договора о нераспространении ядерного оружия после конференции 2010 года по рассмотрению действия ДНЯО.

На конференции обсуждались региональные проблемы в сфере ядерного нераспространения, которые могут привести к колоссальной нестабильности не только на Ближнем Востоке и в Центральной Азии, но и в глобальном измерении. Рассмотрены текущее состояние и пути решения иранской ядерной проблемы, а также пути выхода из северокорейского ядерного тупика.

«За пять лет в мире произошли значительные события во многих сферах, — констатировал на открытии конференции президент Люксембургского форума Вячеслав Кантор. — Мир потрясли и продолжают потрясать экономические кризисы, военно-политическая обстановка характеризуется сложной турбулентностью, революционные процессы на Ближнем Востоке и в Северной Африке значительно изменили политический ландшафт не только в этом регионе. Все это оказывает прямое влияние на устойчивость режима ядерного нераспространения.

Закончившиеся в конце мая переговоры «шестерки» с Ираном опять не привели к разрешению кризиса,- добавил Кантор. — Кажущаяся податливость Ирана связана не с санкциями по резолюциям СВ ООН, а со значительно более жесткими санкциями, введенными США и странами ЕС».

Мы попросили прокомментировать ситуацию одного из основных экспертов Люксембургского форума, бывшего министра иностранных дел России Игоря Иванова.

— Господин Иванов, в чем важность Люксембургского форума?

— Я считаю, что в решении животрепещущих проблем должны участвовать не только политики. Должны в этом принимать участие и институты гражданского общества, экспертное сообщество, международная общественность. Это не только дело правительств. Потому что распространение ядерного оружия угрожает не только правительствам, а угрожает всем нам -простым людям.

— Но ведь даже российские эксперты все чаще говорят о возможности войны с Ираном.

— Ответственные российские эксперты говорят о возможном военном сценарии в Иране как о нежелательном. Я ни одного эксперта серьезного, ответственного не видел, который сказал бы, что военное решение иранской проблемы — это правильное решение. Говорят об этом как о нежелательном решении, говорят, что надо использовать все другие меры. В свое время я вел долгие годы переговоры с Ираком, возглавляя российскую делегацию. Я хочу сказать, что я остаюсь убежденным приверженцем того, что переговорный процесс возможен для достижения приемлемых результатов. Необходимо терпение, и нужна ясная стратегическая цель, которая стояла бы перед всеми участниками переговорного процесса.

— Но пока в этом процессе выигрывает Иран, как отметил в своем выступлении господин Кантор.

— Вы знаете, в этом процессе пока все проигрывают. Это моя точка зрения. Если вы думаете, что Иран выигрывает, то это большая ошибка. Иметь дополнительное количество обогащенного урана — это не выигрыш. Я считаю, что Иран находится в изоляции. Иран — это крупная региональная держава, имеющая серьезный экономический потенциал, с огромным молодым поколением хорошо образованных людей. Иран, конечно же, если бы он был не в той изоляции, в которой находится, стал бы крупным игроком, как минимум, на региональном уровне, а возможно, и на более широком. Я считаю, что Иран проигрывает, а не выигрывает в нынешней ситуации. Вы считаете, что Северная Корея сегодня что-то выигрывает? Посмотрите, в каком она находится экономическом положении в результате санкций и изоляции. Поэтому мне кажется, это заблуждение — считать, что Иран выигрывает. И я думаю, что и в Иране многие, особенно молодое поколение, понимают, что вот такая игра, нежелание сотрудничать с международным сообществом, она идет во вред Ирану, но никак не на пользу. Ппоэтому, мне кажется, повторяю, очень важно сотрудничество Ирана с международным сообществом, и мы, я имею в виду такие структуры, как Люксембургский форум, должны этому содействовать.

— А как вы думаете, что все-таки будет — общий фронт больших государств, о котором вы говорили в своем выступлении, или все-таки война?

— Я думаю, что будет общий фронт, я думаю, что будет взаимодействие и понимание. Повторяю, я думаю, что те угрозы и те последствия, которые могут быть в результате военной акции в отношении Ирана, намного перевешивают перспективы мирного разрешения ситуации.

— А чья все-таки вина в том, что пока ничего не получается ни в отношении ПРО, ни в отношении Ирана, ни в отношении Сирии?

— Наша общая вина.

— То есть и России и Соединенных Штатов?

— Вы знаете, самое простое и в международных отношениях, и в дипломатии — перекладывать вину на другую сторону. Если не удается чего-то добиться, значит, частично это и моя вина. Поэтому задача не в том, чтобы определять проценты вины, а в том, чтобы совместно любую ситуацию преодолеть. И по проблеме ПРО, и по другим, которые есть. Но мы не можем, имея одну проблему, не заниматься другой проблемой. По всем этим проблемам движение должно быть параллельным. И наши проблемы в отношении ПРО не должны препятствовать в решении проблемы иранской ядерной программы.

— Спасибо за интервью.

В берлинской конференции Люксембургского форума также приняли участие экс-министр обороны США Уильям Перри, вице-президент РАН Николай Лаверов, уполномоченный Федерального правительства ФРГ по вопросам разоружения и контроля над вооружениями Рольф Никель, президент Пагуошского движения Джаянта Дханапала, директор центра «Восток-Запад» университета штата Мэриленд, академик РАН Роальд Сагдеев и многие другие известные эксперты и политические деятели.

Конференция была посвящена пятилетию со дня основания форума. С того момента по настоящее время проведе ны 14 конференций, семинаров и рабочих встреч в Вашингтоне, Москве, Люксембурге, Риме, Вене, Женеве и Стокгольме.

Напомню, что часть заседаний форума проходила в закрытом режиме, куда представители СМИ не допускались. По результатам берлинской конференции лидерам ведущих государств и руководству основных международных организаций (ООН, МАГАТЭ, НАТО, ОДКБ, ОБСЕ и других) будут представлены конкретные предложения по решению наиболее актуальных проблем ядерной безопасности.