И.С. Иванов выступил на открытии конференции Международного Люксембургского форума по предотвращению ядерной катастрофы

КАТЕГОРИЯ

ПОДЕЛИТЬСЯ

4 июня с.г. в Берлине прошла юбилейная конференция Международного Люксембургского форума по предотвращению ядерной катастрофы.

Президент Российского совета по международным делам И.С. Иванов, являющийся членом Наблюдательного совета Люксембургского форума, принял участие в работе конференции и выступил на ее открытии.

Выступление И.С. Иванова:

«Для меня большая честь выступать сегодня здесь, в Берлине, на встрече Люксембургского Форума по предотвращению ядерной катастрофы. Думаю, что наше обсуждение вопросов международной безопасности как нельзя более актуально, а место проведения – глубоко символично. В мире не так много городов, судьба которых складывалась так драматично и трагично, как судьба Берлина в ХХ веке. Люди старшего поколения еще помнят «берлинские кризисы» середины прошлого века, разделенный Берлин долгое время был символом разделенного мира, а в учебниках истории падение Берлинской стены обычно считается завершением «холодной войны», точкой отсчета нового времени в мировой политике.

Глядя из Берлина на нынешнюю ситуацию безопасности в мире, нельзя не испытывать чувство разочарования. Надежды на новое мироустройство, на мир без войн и конфликтов, на гармоничное сочетание интересов безопасности, экономического развития и прав человека в наступившем веке пока не оправдываются. Я бы взял на себя смелость заявить, что уровень управляемости мировой политики имеет тенденцию к снижению, разбалансированность международных отношений (как в региональном, так и в глобальном измерениях) возрастает.

Все мы – на Западе и Востоке, на Севере и Юге — живем в условиях растущей неопределенности и повышающихся рисков. Никто не возьмется сейчас с уверенностью предсказать, что произойдет с мировыми финансами даже в ближайшие месяцы, а то и недели. Точно также очень трудно прогнозировать долгосрочные и даже ближайшие последствия «арабской весны» для Ближнего Востока. Мы пока слабо представляем, как подойти к вопросам кибербезопасности или как решать проблемы, связанные с резким увеличением глобальных миграционных процессов. Человечество сталкивается сегодня с принципиально новыми вызовами безопасности, к которым мы по-прежнему плохо подготовлены.

И все-таки на фоне многочисленных вопросов, проблем и вызовов в сфере международной безопасности ее ядерное измерение остается едва ли не самым важным. Это измерение нельзя назвать новым – ядерное оружие существует с середины прошлого века, и с середины прошлого века предпринимаются усилия, чтобы предотвратить его распространение, снизить угрозу ядерной войны, сократить, а в идеале – и полностью ликвидировать существующие арсеналы ядерного оружия и средств его доставки. Каковы же итоги наших усилий? Можем ли мы объявить о победах над ядерной угрозой или вынуждены признать наше общее поражение? С моей точки зрения, ситуация с ядерным оружием и угрозами его применения выглядит сегодня, как минимум, неоднозначной.

С одной стороны, «холодная война» между Востоком и Западом завершилась уже давно. И, что бы там ни утверждали иные увлекающиеся журналисты или политики, второй «холодной войны» в обозримом будущем не предвидится. Соответственно, угроза мирового ядерного конфликта сегодня на порядок ниже, чем она была тридцать или пятьдесят лет тому назад. Россия и Соединенные Штаты последовательно сокращают свои ядерные арсеналы – как по числу боеголовок, так и по количеству носителей. Два года назад нам удалось подписать Договор СНВ-3, обозначивший важную веху в истории стратегических отношений между Москвой и Вашингтоном. «Ядерные саммиты» стали неотъемлемой составной частью повестки дня современной мировой политики. Не будет большим преувеличением сказать, что все ведущие государства мира сегодня привержены идее укрепления ядерной безопасности, снижения рисков, связанных с фактом существования ядерного оружия. Президенты России, США, других стран высказались в поддержку идеи «глобального нуля» — полной и окончательной ликвидации ядерного оружия на планете. У нас нет никаких принципиальных разногласий в этом вопросе. Да и широкая общественность – особенно после прошлогодней катастрофы на Фукусиме – проявляет все большую озабоченность проблемами ядерной безопасности.

Нельзя, однако, не признать, что все вышесказанное – лишь одна сторона общей картины. Вторая ее сторона дает куда меньше оснований для оптимизма. Приходится признать, что пока мы так и не справились с проблемой распространения ядерного оружия. Число членов ядерного клуба – пусть и не так быстро, как этого опасались многие эксперты – продолжает расти.

Ядерные программы Ирана и КНДР – это серьезный вызов международному сообществу. Если не удастся найти решения этой проблемы в рамках существующих норм международного права, то под вопрос окажется поставлен сам режим нераспространения ядерного оружия.

Что бы ни говорили о мотивах, и какие бы оправдания ни приводились, остается фактом, что ядерные программы таких стран как Индия, Пакистан и Израиль объективно расшатывают режим нераспространения, порождают соблазн у других государств последовать по этому пути.

Опасности ядерного терроризма тоже никуда не уходят; по мнению большинства специалистов, прогресс в развитии ядерных технологий делает эти угрозы все более реальными.

Нынешний конфликт между Россией и НАТО по вопросу о создании европейской системы противоракетной обороны – это наглядная демонстрация того, что и сегодня, более чем через два десятилетия после завершения «холодной войны», старая логика ядерного противостояния по-прежнему оказывает глубокое воздействие на умы политиков и военных.

Очевидно, что неспособность добиться решительного прорыва в ядерной сфере оказывает значительное негативное воздействие и на наши возможности договариваться в других областях – будь то региональные конфликты или экономическое сотрудничество. Сохранение атмосферы недоверия, подозрительности, приверженность старым представлениям о том, что же все-таки лежит в основе международной безопасности – весь этот багаж прошлого века мешает двигаться вперед, решать действительно важные задачи, вставшие перед всеми нами в наступившем столетии. Не расчистив завалы прошлого, мы не можем приступить к строительству новой системы мировой политики, ориентированной на вызовы будущего.

Глубоко убежден в том, что наши главные проблемы в сфере ядерной безопасности – да и во многих других областях тоже – заключаются отнюдь не в каком-то институциональном дефиците. И не в отсутствии новых идей как таковых – эти идеи постоянно генерируются и в политической, и в экспертной среде. Я вижу главную проблему в отсутствии общего стратегического видения и в дефиците политической воли и настойчивости, способных преобразовать это видение в конкретные решения и договоренности.

У немцев есть старая поговорка: «Там, где есть воля, там есть и путь». При наличии политической воли решаются задачи, которые, с точки зрения отстраненных скептиков, не имеют решения. Позвольте мне привести всего лишь один пример – уже упоминавшийся российско-американский Договор СНВ-3. Когда работа над Договором только начиналась, и в России, и в США очень многие высказывали сомнения в том, что переговоры можно будет завершить в столь сжатые сроки. Утверждалось, что возникнут проблемы с отработкой процедур верификации. Высказывались предположения, что СНВ-3 столкнется с проблемами в американском Сенате. Делались прогнозы, что будут сложности с имплементацией. Тем не менее, Договор был согласован, подписан, ратифицирован, и сегодня на обеих сторонах Атлантики идет практическая реализация его положений.

Почему это стало возможным? В мировой политике чудес не бывает. И составные части успеха лежат на поверхности – политическая воля руководителей двух стран, наличие четких и недвусмысленных целей, профессионализм переговорщиков и их нацеленность на конкретный результат. Очень важно также, что в данном случае ради достижения результата обе стороны проявили готовность пойти на тактические уступки и даже подвергнуть себя определенным внутриполитическим рискам.

Можем ли мы применить такой подход к решению других проблем ядерной безопасности? Думаю, что можем. Например, с моей точки зрения, существуют значительные нереализованные возможности международного сотрудничества на иранском и северокорейском направлениях. При условии, конечно, что мы не будем использовать эти вопросы как инструмент для достижения каких-то тактических целей или для решения задач собственной внутренней политики. Любой политик вынужден учитывать внутриполитические последствия своих внешнеполитических шагов. Но было бы крайне опасным – даже безрассудным – ставить прогресс в решении ядерных проблем в зависимость от политической конъюнктуры, складывающейся в той или иной стране в каждый конкретный момент.

Стратегическое видение, применительно к проблематике нераспространения, предполагает наряду с набором негативных стимулов для потенциальных нарушителей режима нераспространения – от экономических санкций до военных акций — создание позитивных стимулов: экономических, политических и военных. Например, почему бы нам не вернуться к идее предоставления гарантий безопасности неядерным странам – участникам Договора о нераспространении ядерного оружия со стороны членов «ядерного клуба»? Этот вопрос обсуждается, как минимум, с середины 90-х гг. прошлого века, но ничего кроме нескольких общих политических деклараций со стороны отдельных ядерных государств в этом направлении пока не сделано. Может быть, нам стоит подумать о чем-то более основательном – вплоть до обсуждения юридически обязывающего международного соглашения?

В заключение – несколько слов о роли институтов гражданского общества в вопросах ядерной безопасности и разоружения. Принято считать, что ядерная проблематика – дело, главным образом, узкого круга профессионалов из числа государственных чиновников и сотрудников международных организаций. Многие из обсуждающихся вопросов носят технический характер, значительная часть информации, относящаяся к вопросам национальной безопасности, не доступна для широкой общественности. И, тем не менее, роль гражданского общества в решении проблем ядерной безопасности трудно переоценить.

Во-первых, именно от институтов гражданского общества – независимых исследовательских центров, профессиональных ассоциаций, экспертных сообществ – как правило, поступают те инновационные идеи и предложения, которых часто не хватает правительственным чиновникам и бюрократам международных организаций.

Во-вторых, гражданское общество способно (и обязано!) оказывать постоянное давление на власть, не позволяя последней откладывать проблемы ядерной безопасности в долгий ящик и спекулировать на том, что «общество это не интересует», а непрофессионалы не должны вмешиваться в сложные вопросы национальной безопасности.

В-третьих, международное сотрудничество институтов гражданского общества – это по сути дела единственный способ преодолеть недоверие и взаимные подозрения прошлого, добиться взаимопонимания и осознания общности наших фундаментальных интересов. Без такого сотрудничества любые достижения на межгосударственном уровне неизбежно будут оставаться заложниками политической конъюнктуры.

Кстати, граница между властью и гражданским обществом подчас оказывается весьма условной. В качестве примера хочу сослаться на недавнее Заявление «Европейской сети лидеров» в связи с майским саммитом НАТО в Чикаго. В этом очень своевременном, на мой взгляд, документе содержится, в частности, призыв сократить в одностороннем порядке наполовину американский потенциал нестратегического ядерного оружия в Европе и активизировать диалог между НАТО и Россией в сфере ядерной безопасности. Разумеется, в данном случае речь идет о точке зрения негосударственной организации, авторы документа выступают исключительно в личном качестве. Но, достаточно посмотреть на список подписавших Заявление – бывшие премьер-министры и министры, ведущие политики и руководители международных организаций – чтобы сделать вывод о высочайшем профессиональном уровне авторов этого документа.

Особое место среди международных неправительственных организаций, активно содействующих укреплению режима ядерного нераспространения, занимает Международный Люксембургский Форум по предотвращению ядерной катастрофы. Объединив ведущих мировых экспертов в области нераспространения ядерного оружия, ядерных материалов и средств доставки, Форум стал авторитетной трибуной по ключевым проблемам ядерной безопасности. К его мнению прислушиваются, его предложения востребованы.

Именно такие коалиции политиков, экспертов, общественных деятелей, журналистов и лидеров бизнеса нам нужны, чтобы добиться решающего прорыва в вопросах обеспечения ядерной безопасности».