По Люксембургскому времени — без пяти полночь

КАТЕГОРИЯ

ПОДЕЛИТЬСЯ

Встреча руководителей ядерных держав в Давосе завершилась подписанием очередного меморандума о нераспространении неконвенционального оружия. Началась итоговая пресс-конференция, на которой генеральный директор МАГАТЭ Юкия Амано с гордостью сообщил, что свои подписи под меморандумом поставили также президенты Ирана и Северной Кореи, причем корейцы обусловили свое согласие на сворачивание ядерной программы массированной экономической помощью с Запада.

Как водится, журналисты задавали разные каверзные вопросы, в частности, почему Израиль вновь отказался признать наличие у себя ядерного оружия и не подписал меморандум. Ничего оригинального не было ни в этом вопросе, ни в уклончивом ответе израильского представителя, присутствовавшего на встрече в качестве наблюдателя.

В это время на стол перед гендиректором МАГАТЭ легла записка, принесенная секретарем. Юкия Амано, прочитав ее, побледнел и произнес:

— Господа, у меня экстренное сообщение. Как выяснилось, параллельно с нашим форумом в Исламабаде проходит встреча руководителей ряда террористических организаций. Только что мы получили от них ультиматум. К сожалению, сегодня утром в результате военного переворота власть в Пакистане захватили экстремисты, на сторону которых перешла армия, и в настоящее время все арсеналы, в том числе и сто ракет с ядерными зарядами, находятся в их руках.

Президент Пакистана, вскочив с места, попытался заявить, что ситуация в стране под контролем и что он дает личные гарантии невозможности перехода арсеналов в руки террористов.

— Господин президент, вынужден вас разочаровать, — остановил словоизлияния пакистанца гендиректор МАГАТЭ. — Информация проверена и подтверждена: ядерные арсеналы находятся в руках у путчистов. В ультиматуме говорится также, что немалая часть арсенала ранее была передана в руки ряда террористических группировок и что если мы не удовлетворим их требования, произойдут взрывы одновременно в Нью-Йорке, Лондоне, Париже, Москве, Берлине и других столицах. Кроме того, ядерный заряд находится и здесь, в Давосе. Их требования таковы…

Вам этот апокалипсический сценарий кажется невероятным? Скажете, фантастика, навеянная кадрами из второсортного голливудского боевика? Не буду спорить, сегодня подобная ситуация кажется фантасмагорической. Спецслужбы, слава Богу, работают слаженно, арсеналы упрятаны надежно, ядерной угрозе уделяется серьезное внимание.

Но вот навеян этот сценарий мне был отнюдь не продукцией Голливуда, а человеком весьма компетентным и знающим вес каждому своему слову. В Берлине во время брифинга для журналистов президент международного Люксембургского форума по предотвращению ядерной катастрофы Вячеслав Кантор, среди прочего, уделил внимание слабости пакистанского режима, в любой момент способного утратить контроль над арсеналами. И тогда, по его словам, среди членов «ядерного клуба» мы можем в один далеко не прекрасный день увидеть ХАМАС, «Хизбаллу» и другие террористические организации. Вячеслав Владимирович напомнил о создателе ядерной программы Пакистана Абдул-Кадире Хане, который торговал ядерными секретами как на восточном базаре.

Иранская ядерная программа волнует мир тоже не только потому, что Тегераном правят бесноватые политики. Известны тесные связи режима аятолл с «Хизбаллой». А северные корейцы опасны еще и своей готовностью поделиться опытом (и не только опытом) с любым, кто хорошо заплатит и способен насолить ненавистному Западу.

Конечно, тема возможных связей между странами с шаткими или одиозными режимами не была главной на юбилейной конференции Люксембургского форума. Но нельзя назвать эту тему и второстепенной. Вообще, серьезное отношение ко всем обсуждаемым проблемам чувствовалось на всех уровнях.

Об актуальности деятельности форума говорит уже хотя бы то сообщение, которое было опубликовано назавтра после завершения конференции. После того как переговоры между представителями Ирана и МАГАТЭ по поводу иранской ядерной программы не принесли результатов, глава агентства по атомной энергии Юкия Амано довольно пессимистично отозвался о перспективах достижения каких-либо реальных договоренностей. По его словам, иранские лидеры не желают принимать даже базовые условия соглашения, более того, они отказались от своих прежних обещаний, к которым западные дипломаты относились со сдержанным оптимизмом. По мнению экспертов, обречен на провал и следующий раунд переговоров, который должен состояться 18 июня в Москве.

***

После публикации информации о конференции в Берлине со мной связался один мой коллега с вопросом: «Ну что? Позаседали, поговорили, а толку-то? Говорильня закончилась, и все останутся при своих интересах, Иран продолжит развивать ядерную программу, если только его не долбануть как следует».

Только человек, не присутствовавший на конференции и не изучивший ее материалы, мог назвать это говорильней. Ведущие эксперты обсуждали вполне конкретные проблемы и пути их решения, и было совершенно ясно, что с их выкладками сильные мира сего не просто знакомы — они их учитывают и, в зависимости от ситуации, используют как руководство к действию.

Это и понятно: эксперты Люксембургского форума — самые крупные величины, связанные с наукой, политикой, военными ведомствами, службами безопасности, и руководители авторитетных международных организаций. Назову лишь несколько имен в алфавитном порядке.

Бывший советник главы правительства Израиля по вопросам национальной безопасности Узи Арад; руководитель Центра международной безопасности Института мировой экономики и международных отношений РАН академик Алексей Арбатов (Россия), президент Пагуошского движения, бывший заместитель генсека ООН по проблемам разоружения Джаянта Дханапала, экс-министр иностранных дел России, президент Российского совета по международным делам Игорь Иванов, вице-президент Российской академии наук, член наблюдательного совета Международного Люксембургского форума, бывший зампред совмина СССР Николай Лаверов, уполномоченный Федерального правительства по вопросам разоружений и контроля над вооружениями, посол Рольф Никель (Германия), руководитель департамента по контролю и координации политики в области безопасности МАГАТЭ Тарик Рауф, профессор Университета штата Мэриленд академик Роальд Сагдеев, президент Института Ближнего Востока Евгений Сатановский и другие. Всего с форумом работают больше шестидесяти экспертов.

А «потребители продукта», по выражению Вячеслава Кантора, — властные структуры и службы безопасности ведущих стран мира.

Нельзя сказать, что все были единодушны в оценке тех или иных проблем. Например, Тарик Рауф, расписывая преимущества безъядерной зоны на Ближнем Востоке, сосредоточился на израильской атомной программе, называя ее препятствием на пути к миру и безопасности. Сразу несколько выступавших, напротив, отмечали адекватность израильского руководства, которое никак нельзя сравнивать ни с правителями Ирана или Северной Кореи, ни с шатающимся режимом Пакистана.

Важной темой показалась мне и роль Совета безопасности ООН. Мы привыкли критиковать Совбез за антиизраильский курс, на форуме же было отмечено, что руководители ведущих государств, так или иначе контактирующие с Ираном, должны согласовывать свои действия с этой международной организацией, дабы не подорвать ее авторитет, и санкции против режима аятолл должны ужесточаться день ото дня. При этом никто из выступавших не высказался за военное решение проблемы. По их мнению, еще не исчерпаны иные рычаги воздействия.

В одном из выступлений был использован впечатляющий образ: стрелка часов, отмеряющих время до начала ядерной зимы, в свое время замерла на отметке без пяти минут до полуночи. Теперь она находится в неустойчивом положении, и если не принять меры вовремя, может начать двигаться к роковой цифре…