Эксперты в Берлине договаривались о нераспространении ядерного оружия

КАТЕГОРИЯ

ПОДЕЛИТЬСЯ

Пятая юбилейная конференция Международного Люксембургского форума стартовала на этой неделе в Берлине. Более пятидесяти экспертов из 14 государств приехали сюда, чтобы обсудить проблему нераспространения ядерного оружия. Основные темы обсуждения: вопросы ядерного терроризма, а также роль ведущих государств, МАГАТЭ, Совбеза ООН в укреплении режима нераспространения.

Люксембургский форум был создан пять лет назад по решению одноименной конференции по предотвращению ядерной катастрофы. Одной из важнейших задач этой организации является привлечение государственных структур к процессу ограничения вооружений и нивелирования попыток отдельных стран получить доступ к ядерным материалам. По заявлениям участников конференции, решать эту задачу сегодня приходится на фоне как глобальной, так и региональной разбалансированности международных отношений и снижения управляемости в мировой политике.

Говорит Николай Лаверов, вице-президент РАН, бывший зампредседателя Совмина СССР: «Сейчас могут спровоцировать ядерный конфликт экстремистски настроенные люди, которые широко известны. Мы называем южную границу нашей страны».

В этот раз в центре внимания участников форума оказались Северная Корея, Пакистан, Индия. Однако особое внимание было уделено иранской ядерной программе, которая на сегодняшний день не может не вызывать опасений. В своем выступлении президент Форума Вячеслав Кантор отметил, что ситуация с Ираном остается неприемлемой. Производство обогащенного урана на атомных объектах в Натанзе и Фордо ведется ускоренными темпами. Согласно февральским данным МАГАТЭ, исламская республика втрое увеличила производство обогащенного урана. На сегодняшний день количество обогащенного до 20 процентов урана составляет сто десять килограммов. Этого количества опасного материала достаточно, чтобы создать ядерное оружие менее чем за год.

Напомним, что недавние переговоры по иранской ядерной программе с участием стран шестерки в Багдаде фактически закончились безрезультатно. В этой связи, бывший глава российского МИДа Игорь Иванов заявил что России, США и европейским государствам необходимо выработать общую позицию, продолжая переговорный процесс: «Как только появляются разногласия, это дает возможность тем, кто не хочет договариваться, играть на этих разногласиях. Чем прочнее будет наше взаимодействие и совместное давление на Иран, тем больше шанс добиться результатов. Задачи у нас общие, нет принципиальных разногласий между Россией и США. Мы хотим, чтобы в мире не было новых ядерных государств и угрозы ядерного оружия».

В ходе конференции не обошлось и без упоминания Израиля. Представитель МАГАТЭ Тарик Рауф поддержал идею объявить Ближний Восток безъядерной зоной. При этом он отметил, что воплощению этой идеи в жизнь в определенной степени препятствует позиция еврейского государства. Со своей стороны бывший советник главы правительства Израиля по вопросам национальной безопасности Узи Арад подверг критике некоторых высокопоставленных израильских представителей, позволивших себе ряд неосторожных высказываний по иранской проблеме: «Конечно, я обеспокоен тем, что слышал определенные высказывания в СМИ от людей, которые должны хранить информацию в секрете. Есть темы, которые можно обсуждать, и есть темы, публичное обсуждение которых может поставить под сомнение реализацию определенных планов. Я бы предпочел, чтобы публичное обсуждение этого вопроса проходило более ответственно. Существуют аспекты, которые обсуждению не подлежат».

Что же касается представителей США, принявших участие в конференции, то экс-министр обороны Соединенных Штатов Уильям Пери отметил, что по его мнению, успех переговорного процесса в отношении исламской республики во многом зависит от позиции России и Китая. Отвечая на вопрос о военном решении конфликта, Пери заявил следующее: «Военное решение – это неудачное решение. Даже если оно и даст определенный результат, последствия могут оказаться непредсказуемыми. Я думаю, что мы должны решать вопрос иранского атома, не прибегая к военным действиям. Необходимы меры жесткого дипломатического давления: экономические и финансовые санкции».

Очередной раунд переговоров между Исламской республикой и шестеркой посредников должен пройти в Москве во второй половине июня. В этой связи Вячеслав Кантор отметил, что если Иран в полной мере не согласится на контроль со стороны МАГАТЭ и не выполнит резолюции ООН, то тогда в отношении Тегерана необходимо предпринять ряд жестких мер, включая финансовую и экономическую блокаду.

Говорит Вячеслав Кантор: «Мы бы хотели, чтобы шестерка, выдвигая Тегерану требования, разумные требования, тем не менее ни в коем случае не допускала бы каким-то образом умаление достоинства Совбеза ООН. На мой взгляд, не должно быть противоречий. Если ООН требует полного прекращения обогащения, вряд ли будет достаточной мерой разрешить обогащение урана до уровня 3,5 процента».

Участники конференции заявили, что на иранском направлении за последние годы прогресса не наблюдалось. Однако они отметили, что работа форума дала определенные результаты. Так, два года назад между Россией и США был подписан договор о сокращении стратегических наступательных вооружений, который вступил в силу в 2011 году. При этом противоречия между Россией и Соединенными Штатами в отношении размещения систем ПРО в Европе за последнее время только усилились. А это, по заявлению российской стороны, является препятствием для достижения безъядерного мира во всем мире.

Мир стал менее безопасным, и инициатива по его сохранению должна исходить от крупнейших игроков: России и США. Однако доверия и взаимопонимания между Москвой и Вашингтоном за последний год не прибавилось.