Военные эксперты определили основные сценарии конфликтов будущего

КАТЕГОРИЯ

ПОДЕЛИТЬСЯ

Гонка вооружений в космосе и вероятная война с участием Ирана — основные риски в области глобальной безопасности ближайшего времени, решили мировые эксперты в области обороны на прошедшем вчера в Женеве заседании Люксембургского форума. В России готовятся к другой потенциальной войне — с неконтролируемой миграцией беженцев.

Совместное заявление по итогам форума обозначает тревогу по поводу того, что «не получается предотвратить размещение оружия в космическом пространстве, продолжаются испытания суборбитальных и орбитальных систем оружия, существует перспектива космической гонки вооружений, которая может полностью подорвать стратегическую стабильность и ликвидировать контроль над вооружениями».

По словам главного научного сотрудника ИМЭМО РАН генерала Владимира Дворкина, большой задел для осуществления такого сценария сегодня имеется у США, России и Китая. «К сожалению, прогресса по невыводу оружия в космос достигнуть никак не получается», — констатировал экс-глава МАГАТЭ Ханс Бликс.

Больше, чем гонка вооружений в космосе, военных экспертов волнует только эскалация напряженности вокруг Ирана. «Тегеран продолжает осуществлять свою ядерную программу. За три последних месяца Иран удвоил количество центрифуг под землей в Фордо — до 2140 единиц, не допускает инспекторов МАГАТЭ в Парчин», — обозначает проблему президент Люксембургского форума Вячеслав Кантор. Он отмечает, что «в ответ на экономические санкции со стороны США и Евросоюза Иран угрожает перекрыть Ормузский пролив и проводит интенсивные военные мероприятия, которые спровоцировали наращивание военного присутствия США в регионе и подготовку Израиля к боевым действиям». По словам г-на Кантора, угроза новой войны в зоне Персидского залива в ближайшем будущем «как никогда велика».

«Угрозы сегодняшнего дня обозначены довольно точно, — комментирует служивший в Генштабе полковник запаса Анатолий Дергилев. — Ожидаемая война с Ираном напрямую Россию не затронет, но ввиду территориальной близости есть риск неконтролируемой миграции беженцев. К примеру, сейчас сирийцы массово переселяются в нашу Кабардино-Балкарию».

О нанесении удара по ядерным объектам Ирана до конца этого года упорно говорили и в кулуарах форума. По информации отставных генералов, боевые действия могут быть запланированы на период после инаугурации президента США. Военно-политическую обстановку в мире нагнетает и возможность новой гонки наступательно-оборонительных вооружений, обозначившаяся впервые после окончания «холодной войны».

Подтолкнуть к этому могут неопределенная перспектива денуклеаризации Корейского полуострова, глубокие российско-американские разногласия по поводу ПРО в Европе и обеспокоенность Китая развертыванием ПРО США и их союзниками в Азиатско-Тихоокеанском регионе. Кроме того, нет даже надежды на то, что Договор о всеобъемлющем запрещении ядерных испытаний в ближайшем будущем вступит в силу или будет достигнут существенный прогресс по Договору о запрещении производства расщепляющихся материалов в военных целях.

«Максимальная вероятность обострения ситуации в Иране между январем и июлем, но это не значит, что этого не произойдет раньше», — рассуждает руководитель Института Ближнего Востока Евгений Сатановский. «Мероприятия для фильтрации беженцев в таких случаях стандартны, и на них есть и кадры, и бюджет», — спокоен он.

Вероятные в результате войны в Иране проблемы на нефтяных и газовых рынках — большой подарок для российского бизнеса. К тому же эскалация в регионе будет означать, что попытки Ирана исключить Россию из поставок центральноазиатского и кавказского газа на центральноевропейские и азиатские рынки в очередной раз провалились, а претензии Ирана на 20% Каспия рассасываются в воздухе.