Теракт в Бургасе: кровавый след “Хизбаллы”

КАТЕГОРИЯ

ПОДЕЛИТЬСЯ

Болгарские спецслужбы, завершив расследование теракта в аэропорту Сарафово, совершенного 18 июля 2012 года, пришли к выводу: это дело рук агентов “Хизбаллы”

Следует заметить, что наш журнал одним из первых озвучил эту версию – благодаря президенту Европейского еврейского конгресса (ЕЕК) Вячеславу Моше Кантору, который с самого начала не сомневался в кровавом следе “Хизбаллы” и спецслужб Ирана (см. публикацию “Иранский след теракта в Бургасе”). Да и в израильском руководстве со скепсисом отнеслись к мнению европейских обозревателей о том, что это дело рук агентов “Аль-Каиды”. Валить всё на подельников Усамы бин Ладена очень удобно: в отличие от крупнейшей шиитской организации Ливана, она повсюду вне закона. А вот шейх Насралла в Старом свете далеко не везде персона нон-грата…

В заявлении болгарского министра внутренних дел Цветана Цветанова указывается: оба террориста были членами боевого крыла “Хизбаллы”, и именно эта организация финансировала теракт, унесший жизни пятерых граждан Израиля и водителя-болгарина. На это указывает, например, то, что оба террориста с 2006 года проживали в Ливане.

Вскоре после публикации отчета МВД Болгарии премьер-министр Израиля Биньямин Нетаниягу поблагодарил болгарское правительство за четкие действия и профессионализм при расследовании теракта. Глава израильского правительства, отметив, что соратники Насраллы занимаются террором в мировом масштабе, выразил надежду: теперь Евросоюз внесет “Хизбаллу” в список террористических организаций:

“Теракт в Бургасе был совершен на европейской земле и был направлен против страны, являющейся членом Евросоюза. Мы надеемся, что европейцы сделают выводы об истинном лице “Хизбаллы”.

Еще более решительную позицию занимает президент ЕЕК Вячеслав Моше Кантор:

«Больше не должно быть никаких увиливаний. «Хизбалла» должна быть включена ЕС в официальный список террористических организаций незамедлительно и безоговорочно. Это решение должно зависеть не от политических соображений, а от того, воспрепятствует ли объявление «Хизбаллы» вне закона её постоянным попыткам уничтожать невинных мирных граждан, как в Европе, так и по всему миру».

В 2011 году Кантор и другие высокопоставленные должностные лица ЕЕК подали руководству Евросоюза официальное требование о включении «Хизбаллы» в список организаций, признанных террористическими. Несмотря на неоднократные попытки ЕЕК добиться принятия мер по его исходному требованию, никакого прогресса в данном вопросе не наблюдалось.

«Неопровержимое доказательство из Бургаса должно, наконец, положить конец утверждениям о том, что деятельность «Хизбаллы» может быть названа политической в каком-либо виде или форме, – отметил президент ЕЕК. – Эта битва продолжается давно, но для европейцев станет намного безопаснее после того, как этот давно ожидаемый запрет будет наложен.

Я надеюсь, что все народы Европы объединятся и ясно дадут понять и «Хизбалле», и Ирану, который финансирует своего шиитского представителя и руководит им, что они не могут импортировать свои войны и смертоносную деятельность на европейский континент. «Хизбалла» и Иран всецело вовлечены и причастны и к той бойне, которую сирийский лидер Башар Асад организовал против своего народа».

Позицию израильского руководства и ЕЕК поддержал и госдепартамент США, представители которого призвали Евросоюз отказаться от политики двойных стандартов и назвать черное черным. Однако официальная информация, полученная от пресс-службы главы внешнеполитического ведомства ЕС Кэтрин Эштон, не внушает оптимизма. В словах осуждения в адрес террористов не прозвучало название организации, которая поймана за руку, и завершается пресс-релиз туманным обещание отреагировать после детального изучения результатов расследования.

Явное нежелание руководителей Евросоюза портить отношения с организацией, фактически захватившей власть в Ливане, противоречит здравому смыслу. Остается надеяться на то, что эта битва на дипломатическом фронте будет выиграна реалистами, а не теми, кто, по меткому выражению сэра Уинстона Черчилля, “кормит крокодила в надежде, что тот съест его последним”.