Брит или не брит — вот в чем порос

КАТЕГОРИЯ

ПОДЕЛИТЬСЯ

Жесткие решения Кёльнского, а затем Баварского и Берлинского судов по поводу проведения обряда обрезания стали серьезной проблемой для еврейской общины Германии. Понадобились немалые дипломатические усилия представителей еврейских общин и Европейского еврейского конгресса (ЕЕК), для того чтобы эта проблема была решена.

Апофеозом «охоты на ведьм», начавшейся с запрета циркумцизии в Кёльне, стало выдвижение обвинений против главного раввина г. Хоф в Баварии Давида Гольдберга. Этот рав является также и моэлем — лицом, прошедшим профессиональную подготовку для совершения еврейского ритуала обрезания. Некоторые представители еврейской общины вспомнили нацистские времена, когда отсутствие крайней плоти у мужчин было равносильно смертному приговору, шла речь и о высказываниях нацистских деятелей о «варварском обычае членовредительства у иудеев» (что особо «умиляет» на фоне массового уничтожения неугодных в лагерях смерти).

Поводом для майского решения Кёльнского региональног суда стало неудачное обрезание мусульманского малыша, которого пришлось госпитализировать из-за открывшегося через два дня после проведения обряда кровотечения.

Замечу, операцию проводил дипломированный хирург, и ни для кого не секрет, что неудачи в медицинской практике случаются сплошь и рядом. Но этот далеко не фатальный случай послужил casus belli для наступления на сам обряд как у мусульман, так и у иудеев. Баварские судьи, реагируя на иск врача из земли Гессен против Гольдберга, использовали решение кёльнских коллег в качестве прецедента, и это вызвало жесткую реакцию со стороны тех, на чью свободу вероисповедания было совершено покушение.

Четче и решительнее других тогда обозначил эту проблему председатель ЕЕК Вячеслав Кантор:

— Обвинения, выдвинутые против еврейского религиозного лидера в связи с проведением абсолютно законного обряда — это возмутительная и вызывающая большую тревогу эскалация межрелигиозной напряженности, посылающая еврейской общине сигнал о наличии серьезной проблемы. Прошло много десятилетий с тех пор, когда евреев арестовывали за открытое исповедание иудаизма, и это напоминает о далёких тёмных временах. Мы считаем, что в Германии, как ни в одной другой стране, власти должны оставаться гораздо более чуткими к данной проблеме.

Вскоре поступил ответ от пресс-секретаря канцлера Ангелы Меркель, который заявил, что никакого наказания за религиозную практику обрезания не должно быть и не будет. Правительство инициировало рассмотрение соответствующего законопроекта в германском парламенте.

И вот недавно Бундестаг принял к рассмотрению законопроект, закрепляющий право еврейской общины на продолжение практики обрезания в соответствии с еврейской традицией.

— Данный законопроект — это победа в борьбе за религиозную свободу и толерантность в Германии, — отреагировал Кантор. — Закон, защищающий права еврейской общины на совершение ритуального обрезания, отвечает принципам морали и справедливости. Правительство Германии заслуживает высокой похвалы за то, что смогло найти оптимальную формулу, учитывающую различные поводы для беспокойства и, в то же время, закрепляющую право евреев и других религиозных меньшинств на продолжение своих традиций, жизненно важных для существования нашей общины. Мы надеемся, что этот процесс, основанный на консультациях и компромиссе, может служить примером для других европейских государств, вовлечённых в обсуждение данного вопроса. ЕЕК продолжит играть важную роль в разрешении подобных проблем, возникших по всей Европе.

Это важное достижение в борьбе за права евреев сохранять свои традиции и достойный ответ тем, кто попытался противодействовать им, прикрываясь идеями ложного гуманизма. Пусть кому-то брит-мила не мила — но теперь этот обряд в Германии узаконен.