«Красная черта» Женевского озера

КАТЕГОРИЯ

ПОДЕЛИТЬСЯ

Меньше всего о режиме аятолл или безумной династии Кимов думается на безмятежной швейцарской Ривьере. По приезду в Монтрё хочется сразу бежать к памятнику Владимиру Набокову, поклониться великим музыкантам, принимавшим участие в знаменитых здешних джазовых фестивалях, вспомнить о Стравинском, навестить Фредди Меркьюри, ведь это Мекка его поклонников, и, понятно, осмотреть Шильонский замок, что ж мы, Байрона не читали? Словом, более пасторального места, чем город Монтрё, для проведения конференции найти трудно. Тем не менее, очередное 16-е заседание Международного Люксембургского форума по предотвращению ядерной катастрофы состоялось здесь, на берегу Женевского озера, и тревожный тон выступлений с первых минут выбил все туристские восторги.

— Швейцария, — сказал в своем вступительном слове президент Люксембургского форума Вячеслав Кантор, — возможно, не лучшая страна для лечения, но лучшая для выхаживания.

Я бы добавил, и для вынашивания совершенно новой для этой авторитетной организации идеи — начать исследовательские работы по выявлению условий и признаков приближения ядерных технологий государств-изгоев к «красной черте», за которой уже маячит реальная атомная угроза. В этом случае потребуются экстренные решения и адекватные меры по предотвращению подобной эволюции.

О Северной Корее и Иране на заседаниях Люксембургского форума говорят много лет, но сегодня опасения вызывают и Алжир, и ряд африканских и азиатских режимов. 22 государства не ратифицировали договор 1997 года о нераспространении ядерного оружия. Иными словами, когда неядерные государства в соответствии с положениями Договора имеют право на полный ядерный цикл в интересах развития собственной ядерной энергетики, но при этом появляются признаки того, что они пользуются этим правом для незаконного создания оружейных технологий, возникает вопрос: что же с ними делать?

Производить сырье для собственной атомной энергетики сегодня намного дороже, чем закупать его у стран-производителей. А если к тому же наблюдается строительство соответствующей инфраструктуры, углубление подземлю и сокрытие объектов, препятствие к допуску инспекторов МАГАТЭ, выводы напрашиваются сами собой. Значит, прежде всего, необходимо ограничивать право государства-изгоя на полный ядерный цикл. Об этом весьма доходчиво говорил председатель Совета директоров Стокгольмского института проблем мира Рольф Экеус.

Контролируют ли ситуацию инспекторы МАГАТЭ? Далеко не всегда и не везде, свидетельствует печальный опыт. Поэтому в выступлениях прозвучало предложение о создании исследовательского центра – компетентного органа специалистов по ядерным вооружениям. Он не будет подменять МАГАТЭ, но усилит контроль над ядерной безопасностью. Эксперты Форума уверены, что ограничения для стран-изгоев должны быть более жесткими, чем соответствующие резолюции Совета безопасности ООН. Взять хотя бы запреты для Ирана по обогащению урана, сформулированные в этих резолюциях. Об условности запретов может свидетельствовать позиция «шестерки» на переговорах с Ираном, которая предлагает компромиссные решения, разрешающие ограничить обогащение урана до 20 процентов и обогащать его до топливного уровня. Тем самым, по существу, подрывается авторитет СБ ООН.

По мнению Вячеслава Кантора, безопасная толерантность предполагает «границы терпения», за которыми должны начинаться жесткие меры. Применительно к Ирану это не только санкции, но и полная блокада.

Один из столпов Люксембургского форума, экс-министр обороны США, профессор Стэнфордского университета Уильям Перри неоднократно предлагал нанести точечный превентивный удар по ядерным объектам Северной Кореи.

Нельзя сказать, что решения Форума даются его участникам легко, каждое выступление сопровождается жесткой дискуссией, правда, за закрытыми дверьми. Однако аккуратно приоткрыть полог на пресс-конференции удалось, а вопросы израильская пресса задавала жесткие.

Главный редактор газеты «Глобус» Леонид Луцкий спросил:

— Имелись ли у экспертов форума данные по сирийскому ядерному реактору, который режим Асада возводил с помощью северокорейских специалистов? Нужно ли было его столь спешно ликвидировать?

Ответ председателя Организационного комитета Форума профессора и генерала Владимира Дворкина обезоружил своей армейской прямотой:

— Этот объект, не будь он разбомблен тогда, нужно было бы ликвидировать сегодня.

Когда речь зашла о списке государств, обладающих ядерным оружием, журналист Первого радио Александр Вальдман то ли с детским нахальством, то ли с израильской простотой, что хуже воровства, поинтересовался:

— А какое место в вашем списке занимает государство Израиль?

— Об Израиле, как в английской поговорке, — невозмутимо пояснил академик РАН, профессор университета штата Мэриленд Роальд Сагдеев, — не спрашивай, не отвечай.

Кстати, он и пояснил, что привычные критерии и нормы сегодня не работают. Если по меркам прошлого века на становление с нуля атомной программы вооружений государству требовалось 1015 лет, то сегодня сроки предельно сжаты. В Советском Союзе из десяти запусков ракет с боеголовками половина была неудачной, Корея после двух неудачных испытаний вполне успешно провела третий запуск. К тому же государство-изгой не пугают последствия таких негарантированных запусков — как для соседних стран, так и для собственного народа.

Израильский пул бомбардировал участников пресс-конференции вопросами, пока генерал Дворкин с напускной строгостью не прикрыл нашу массированную атаку объявлением, что это был последний вопрос израильской прессы. Россияне и представители других европейских СМИ проявляли к тематике, за исключением Сирии, чисто академический интерес. Что, впрочем, и понятно: от них Иран далеко.

А разве мы в Израиле, за исключением случая с сирийским реактором, который возводили северокорейские атомщики, не относимся к стране утренней свежести почти со смехом, как к некой этнографической диковинке.

Забавно, как они маршируют, скандируют лозунги, грозят миру, хотя на самом деле забавного мало. Разве еще с советских времен не развлекались чтением красочного журнала «Корея»? Как сейчас помню портрет маршала Ким Ир Сена на обложке, затем цветной разворот с утренней зарей над морем и подпись: «Великому вождю маршалу Ким Ир Сену посвящается рассвет».

На заседании Форума говорилось и о грядущей Международной конференции по Сирии, которая 10 июня начнет свою работу в расположенной в часе езды от Монтрё Женеве. По результатам каждого заседания Люксембургского форума лидерам ведущих государств и руководству международных организаций (ООН, МАГАТЭ, НАТО, ОБСЕ, ОДКБ и других) представляются конкретные предложения по разрешению наиболее острых проблем ядерной безопасности.

— При всех присущих моему возрасту пессимизме и скептицизме, очень надеюсь, что нам удастся держать руку на пульсе, — подчеркнул в своем выступлении на пресс-конференции Рольф Экеус.