Военный атом под контролем

КАТЕГОРИЯ

ПОДЕЛИТЬСЯ

Можно ли контролировать процесс создания двойных технологий, которые таят угрозу создания ядерного оружия? Над этой проблемой ломают голову ведущие государства. В Швейцарии в рамках Международного Люксембургского форума по предотвращению ядерной катастрофы идет обсуждение реальных и потенциальных угроз в этой области

Некоторые эксперты уверены, что рецепты от распространения оружия массового уничтожения все-таки есть. Один из них – создание закрытого центра в партнерстве с Международным агентством по атомной энергии (МАГАТЭ), куда бы стекалась информация от разведок и технических служб наиболее продвинутых стран. Само агентство многие годы без заметных результатов пытается повлиять на государства, по тем или иным причинам заинтересованным в создании ядерного оружия.

Тем временем формат традиционной «ядерной пятерки», в которую входили СССР, США, Великобритания, Франция и Китай, давно канул в Лету. Сегодня о наличии бомбы заявляют Индия, Пакистан, Северная Корея. Считается, что обладает ей окруженный недругами Израиль. В претенденты записывают Бразилию, Турцию и Египет. И это не говоря об Иране – неизбывной головной боли американских и европейских «миротворцев», то там то здесь проводящих операции против властей независимых государств.

Стоит ли в этой связи драматизировать разрастание ядерного клуба? Под нетрадиционным углом на подобные перспективы предложил взглянуть главный редактор журнала «Атомная стратегия» Олег Двойников:

«Если следовать логике того, что атомное оружие является средством сдерживания и обеспечивает мир многие годы, то можно сделать вывод, что это не так уж и плохо. Давайте подумаем: если бы ядерное оружие было в Ираке, Сирии, Сербии, случились бы известные конфликты?»

Впрочем, с подобной точкой зрения вряд ли согласятся члены Совбеза ООН и эксперты МАГАТЭ. Вот только де-факто их заявления так и остаются лишь благими намерениями. Несмотря на поддержку усилий агентства западными правительствами и Россией, ему не хватает полномочий, политических рычагов и технических возможностей, чтобы контролировать «святая святых» оппонентов – центры разработки новейших технологий. Да и суверенные государства, чего греха таить, имеют некоторое право на секреты.

Более того, вопрос правомерности обладания ядерным оружием в большой степени носит оценочный характер. Ведь так называемые цивилизованные страны, возражающие против расширения ядерного клуба и окрестившие некоторые государства изгоями, сами не единожды в истории выступали агрессорами. Потому и число тех, кто намерен обзавестись смертоносным оружием, неуклонно увеличивается: это объективный процесс.

Оно им нужно как гарантия безопасности на фоне роста напряженности и глобальных экономических проблем. Иное дело, что низкий технологический уровень, политическая неустойчивость и возможность попадания бомбы в руки террористов в таких странах грозит миру нешуточными проблемами.

Российский эксперт Владимир Дворкин отмечает, что сегодня 22 государства игнорируют ратификацию протоколов, направленных на нераспространение ядерного оружия. И это свидетельствует не только об их далеко идущих планах, но, возможно, и об активно ведущихся работах. Сможет ли переломить тенденцию создание новой, по сути, параллельной МАГАТЭ структуры? Особого оптимизма по этому поводу не испытывает член Совета по внешней и оборонной политике Владимир Аверчев:

«Вероятнее всего, уже существуют программы обмена информацией между разведслужбами стран-обладательниц ядерного оружия. Об этом мы официально не знаем, и я не думаю, что создание международного центра, в котором бы собиралась вся информация, включая разведывательную, может оказаться успешным проектом. МАГАТЭ уже является таким центром. А сведения разведки – деликатная сфера, где качество и полнота предоставляемой информации напрямую зависит от степени доверия между спецслужбами и, следовательно, является вопросом политического сотрудничества».

Тем не менее европейские аналитики надеются найти механизмы выявления на ранней стадии признаков создания ядерных технологий государствами, которым иметь их не положено. Но тут встает другой вопрос: что делать, если «неблагонадежные» страны уже подошли к красной черте? Западные политики нередко высказываются о необходимости в таких случаях превентивных мер, преимущественно силового характера.

Но не станут ли такие меры сами по себе причиной больших трагедий? Похоже, эта дилемма пока неразрешима.