«Искусство как профессия. Собрание Майи и Анатолия Беккерман» — выставка для Пушкинского музея не характерная, представляет не исключительно шедевры, а со вкусом подобранные произведения русских художников-эмигрантов Белый зал Пушкинского музея на время выставки «Искусство как профессия» превращен в небольшой музей со стеклянными стенами, где пяти художникам предоставлено по залу, плюс еще один — коммунальный. Персональные отданы Борису Григорьеву, Михаилу Ларионову и Наталии Гончаровой (традиционно их считают за одного, хотя живопись мужа куда нежнее и тоньше темпераментного декоративизма жены), Борису Анисфельду, Константину Коровину и Давиду Бурлюку. В последнем зале и на колоннаде висят работы Александры Экстер, Давида Штеренберга, Роберта Фалька, Петра Кончаловского, Николая Фешина и других русских художников ХХ века, в основном остававшихся верными живописи, а не конъюнктуре — денежно-модной западной или идеологической советской. Замечательных художников. Представлены они очень хорошими вещами. Иногда подтверждающими наши представления о них — таких Гончарову и Ларионова мы видели только что на выставках в Третьяковке, но готовы смотреть еще. А в некоторых случаях меняющими сложившееся впечатление — меня, например, поразил «Портрет матери» Филиппа Малявина. Трагический и проникновенный портрет умной русской крестьянки, где обожаемый художником наглый красный цвет пасует перед глубоким черным. Заканчивающий колоннаду зал представляет работы, приобретенные музеями (в основном Русским) благодаря, как написано в экспликации, Анатолию Беккерману. Попросту говоря, Беккерман их музеям продал, о чем сам и сказал в ответ на мой вопрос, что значит уклончивое сообщение в экспликации. Но попросту в музее не говорят, слово «продал» считают грубым и неуместным. Хотя любовь к искусству не купишь, но картину-то можно продать. Пушкинский музей давно не боится отдавать свой парадный Белый зал с колоннадой выставкам из частных собраний, спасибо бывшему директору Ирине Александровне Антоновой. Но в том, что это пространство сейчас отдано коллекции Анатолия Беккермана и его жены, есть определенные нюансы. Впервые нам представляют выставку не коллекционера, а арт-дилера, то есть торговца искусством. Часто коллекционеры занимаются и продажей произведений, и посредничеством в такой торговле, но говорить об этом не принято, лучше представлять собирателя человеком благородным и исключительно бескорыстным, который искусством не владеет, а его сохраняет. Отчасти так можно отнестись к богатым коллекционерам, они не столько инвестируют в искусство деньги, сколько на него тратятся. Как, например, предыдущий представленный музеем коллекционер и предприниматель Вячеслав Кантор, покупающий лучшее, что создали художники еврейских кровей, на принесенные бизнесом средства. Беккерманы не имели капитала, когда начали коллекционировать. Наоборот, эмигрировав из СССР в США, они стали зарабатывать деньги на торговле искусством благодаря чутью, острому глазу и выбранной тактике. Сосредоточив тридцать лет назад свои интересы на русских художниках, уехавших из Советской России и оставшихся жить в Америке, они не могли предположить, что в двухтысячных на русское эмигрантское искусство у новых русских богатых появится превышающий предложения спрос. И именно их деньги вернут на родину картины забытых художников или забытые картины художников известных. Так Беккерман нашел созданные в эмиграции работы Давида Бурлюка, художника, возможно, не великого, но человека для русской культуры ХХ века важного. Его сине-желтая «Посадка риса», изображающая японку-сорокоручку, вещь конечно умственная, но эффектная. Борис Анисфельд стал одним из любимых художников новых русских коллекционеров также не без стараний Беккермана. На выставке кроме характерной анисфельдовской жеманной символистской живописи с прекрасными девами есть мрачная картина «Христос и Пилат», где синяя туника, красный плащ, золотая цепь и перстни толстого римского наместника Иудеи смотрятся как доказательства его злодеяния. Естественно, что и Борис Григорьев представлен на выставке сильными работами, он, похоже, особое предпочтение коллекционера. На мой вкус, лучшая работа в этом разделе не известный по выставкам мощный «Портрет рыбака», а угольный эскиз «Люси» — портрет несчастной малолетней проститутки. Вообще, основное достоинство выставки «Искусство как профессия», что все работы, на ней представленные, интересно рассматривать. Здесь нет ничего пустого, случайного, скучного. Но в прекрасно изданном каталоге показано гораздо больше произведений, чем в музее. Анатолий Беккерман признался, что и привез картин больше, чем выставлено. Он хотел показать еще Анисфельда и Рериха, но поверил профессионализму директора Пушкинского Марины Лошак и кураторов выставки Наталии Автономовой и Аллы Лукановой. До 1 июня 2014 Про дизайн Дизайнер выставки Юрий Аввакумов придумал необычное и спорное решение. Стеклянный проход может буквально вскружить голову. Но главное — он не закрыл, а подчеркнул красоту Белого зала.

КАТЕГОРИЯ

ПОДЕЛИТЬСЯ

Президент Европейского еврейского конгресса (ЕЕК) Вячеслав Кантор удостоен государственной награды Румынской республики. Президент Румынии Траян Бэсеску наградил Кантора Большим Крестом национального ордена «За заслуги». Торжественная церемония состоялась в президентском дворце в Бухаресте.

Как отметил Траян Бэсеску, вручение президенту ЕЕК данной награды стало очень своевременным шагом. «Европа, которая уже пережила трагические события Холокоста, снова сталкивается с ростом активности крайне правых, крайне левых и националистических партий, — подчеркнул в своём выступлении президент Румынии. – Разумеется, демократические силы в Европе должны реагировать очень быстро. Я хочу вас заверить, что Румыния останется страной, которая будет бороться за демократию». Президент также пообещал, что власти Румынии будут уделять гораздо больше времени тому, чтобы румынский народ осознал, какие преступления совершались в период господства нацистской идеологии в Европе.

Возглавляемый Вячеславом Кантором с 2007 года Европейский еврейский конгресс является общественной организацией, объединяющей и координирующей работу 40 избираемых лидеров национальных еврейских общин Европы.

Большой Крест ордена «За заслуги» — не первая государственная награда Кантора: в 2009 году ему вручили бельгийский Орден Леопольда, в 2012 французский Орден Почётного легиона, а в 2013 году Орден «За заслуги перед Итальянской Республикой».

На торжественной церемонии награждения присутствовали члены кабинета министров правительства Румынии, члены румынского парламента, члены правительства, представители дипломатического корпуса и еврейской общины Румынии.

«Я очень рад получить эту награду, поскольку я считаю, что Европа не является чужой для евреев. Она является нашим домом. Мы жили в Европе на протяжении тысяч лет, и продолжаем жить и поныне, и мы не являемся здесь чужаками. Мы хотим, чтобы здесь нас уважали, как европейских граждан, а мы являемся очень надёжными гражданами. Поэтому мои коллеги, в том числе из румынской общины, а также я и моя семья очень ценим это высокое признание, которым мы оказались удостоены. Настоящее событие, на котором мы присутствуем – это подлинный жест толерантности со стороны Республики Румыния», — отметил Вячеслав Кантор в своём выступлении перед собравшимися.

Президент ЕЕК также рассказал президенту Румынии о проекте Типового закона о развитии толерантности, над которым ЕЕК работает совместно с румынской общиной, румынским парламентом и правительством. «Он посвящён тому, как толерантность не просто должна декларироваться, а по-настоящему продвигаться в обществе, — подчеркнул президент ЕЕК. – Дело в том, что толерантность вбирает в себя все виды достижений во всех видах и направлениях человеческой деятельности, но сегодня нам нужно найти соотношение между свободой слова, правом выражать свою позицию и правом на частную жизнь и безопасностью. Закон о толерантности как раз посвящён этому».