Безъядерное согласие на фоне разногласий

КАТЕГОРИЯ

ПОДЕЛИТЬСЯ

В Праге проходит конференция экспертов международного Люксембургского форума по предотвращению ядерной катастрофы (ЛФ)

Не просто так в качестве места встречи была выбрана столица Чехии. Президент ЛФ Вячеслав Кантор пояснил причины этого выбора:

— Этот прекрасный город, Прага, в контексте целей и задач Люксембургского форума важен и тем, что здесь в 2010 году был подписан новый Договор по сокращению стратегических вооружений между США и Россией, который, как полагают некоторые эксперты, может быть последним между двумя ядерными сверхдержавами. Но мы надеемся, что это не так.

Замечу, что, если судить по публикациям в СМИ и заявлениям чешских политиков, именно Чехия — та самая страна, которая готова выступить посредником в разрешении этого конфликта. Но пока идет игра мускулами и обмен взаимными обвинениями, роль посредников незавидна. Очевидно, сторонам следует остыть.

Тема обострения американско-российских отношений была одной из ключевых на заседаниях круглого стола. Участники встречи не скрывали некоторой растерянности в связи с тем, что украинские события превратились в трещину солидного размера, ныне разделяющую Россию и Запад. Без согласованности действий двух основных ядерных держав дальнейшее продвижение невозможно.

Я поинтересовался у господина Кантора, не мешают ли трения между Москвой и Вашингтоном плодотворной работе экспертов, удается ли им оставаться над схваткой.

— Нашему взаимодействию может помешать разве что природный катаклизм или состояние здоровья кого-то из участников, — последовал ответ. — Например, медики не разрешили приехать в Прагу одному из наших ведущих экспертов — бывшему министру обороны США Уильяму Джеймсу Перри. И это — настоящая проблема. Те политики, которые находятся в наших рядах, не обременены обязательствами перед руководством своих стран, что позволяет им вести работу конструктивно и исходя только из поставленной нашей организацией задачи.

Вопрос моего российского коллеги из ТАСС, поинтересовавшегося, как эксперты ЛФ оценивают возможность Украины вступить в ядерный клуб, вызвал поначалу непривычно резкую реакцию со стороны Вячеслава Кантора. Президент ЛФ отметил, что возглавляемая им организация ни в коем случае не позволит втянуть себя в политические конфликты. Тем не менее, конечно же, на заявления некоторых украинских политиков внимание обратили, но, похоже, дальше деклараций дело не пойдет. Запад не очень заинтересован в том, чтобы еще одна страна вступила в гонку вооружений.

К сожалению, несогласованность действий США и РФ уже приводит к проблемам, которыми пользуются деструктивные силы. Например, камень преткновения с точки зрения ядерной угрозы — Иран. После того, как «Шестерке» не удалось достичь договоренности с Тегераном и дальнейшие переговоры были отложены на март, стало известно, что Россия готова построить для Ирана восемь атомных энергоблоков. Таким образом, усложняется задача, при которой режиму аятолл можно было указать, что обогащение урана для АЭС в Бушере вполне можно осуществлять за пределами страны. Эксперты ЛФ не склонны верить руководителям Ирана, что те развивают ядерную энергетику исключительно в мирных целях.

— Детали расхождения позиций пока неизвестны, и напряжённость сохраняется, — сообщил Кантор. — Мы не знаем, включены ли в условия соглашения необходимость ратифицировать Ираном Дополнительный протокол к ДНЯО как мы неоднократно рекомендовали.

Насколько «Шестерка» сможет прижать к ногтю иранских борцов за якобы «мирный» атом? Это покажет время, которого остается все меньше и меньше.

— Напомню, что в принятом в Женеве Заключительном документе мы подчеркнули, что ещё до периода острого кризиса в отношениях между Западом и Россией, вызванного ситуацией в Украине, уже к 2011 году в сфере дальнейшего контроля ядерного оружия и совместного укрепления режима ядерного нераспространения образовался тупик, — сказал Вячеслав Кантор. — Он связан с различными представлениями сторон о влиянии систем противоракетной обороны, стратегических неядерных вооружений и ряда других факторов на стратегическую и региональную стабильность. Мы предложили в полном объёме сохранить и развивать контроль над ядерными вооружениями не только между США и Россией, но и всеми другими ядерными государствами, завершить досрочно к 2016 году процесс сокращения стратегических ядерных вооружений по Пражскому Договору СНВ, найти компромисс по ПРО, нестратегическим ядерным вооружениям. Обеспечить таким образом успех Обзорной конференции по ДНЯО в 2015 году. С этой же целью решено предпринять максимум усилий для подготовки и вступлению в силу Всеобъемлющего соглашения «шестёрки» с Ираном с тем, чтобы обеспечить уверенность в исключительно мирном использовании ядерной энергии в соответствии с ДНЯО под гарантиями МАГАТЭ и в рамках Дополнительного протокола 1997 года.

Председатель Организационного комитета ЛФ генерал Владимир Дворкин представил коллегам нового эксперта — генерального директора Международного агентства по атомной энергии (МАГАТЭ) с 1997 по 2009 год, лауреата Нобелевской премии мира 2005 года, кандидата в президенты Египта Мохаммеда Мостафу Эль-Барадеи. В принципе, присоединение Эль-Барадеи к ЛФ было лишь вопросом времени — он участвовал в открытии Форума и постоянно взаимодействовал с ним. Смею предположить, что эксперт, знающий не только явное, но и тайное в работе МАГАТЭ, принесет немало пользы в решении задач, стоящих перед организацией.

Еще одна задача, озвученная при открытии круглого стола ЛФ — привлечение к работе по предотвращению ядерной угрозы Китая. К сожалению, китайцы не очень предрасположены к сотрудничеству, очень сложно оценить, каков ядерный потенциал этой страны и как себя поведет Пекин в случае обострения международной ситуации.

Участники Круглого стола призвали США, Китай, Египет, Индию, Израиль, Иран, Пакистан и Северную Корею как можно скорее ратифицировать Договор о всеобъемлющем запрещении ядерных испытаний, а также предпринять ряд других шагов.

— Часть наших рекомендаций воспринята и находятся в русле политики ведущих государств, — сообщил президент ЛФ. — Есть вероятность ратифицировать Договор о Всеобъемлющем запрещении ядерных испытаний до Обзорной конференции 2015 года. Другие предложения, например, по ускоренному сокращению стратегических ядерных вооружений в соответствии с Пражским Договором, вызывает возражения со стороны США из-за необходимости значительных финансовых затрат.