Президент ЕЕК: евреи Европы не чувствуют себя в безопасности

КАТЕГОРИЯ

ПОДЕЛИТЬСЯ

Президент ЕЕК Вячеслав Кантор призвал власти европейских стран принять немедленные меры, чтобы обеспечить безопасность еврейских общин. Заявление было опубликовано после совершенного в минувшую субботу в Антверпене нападения на раввина, получившего ножевые ранения

Президент Европейского еврейского Конгресса Вячеслав (Моше) Кантор призвал власти европейских стран принять немедленные меры, чтобы обеспечить безопасность еврейских общин. Заявление руководителя ЕЕК опубликовано после совершенного в минувшую субботу в Антверпене нападения на раввина, получившего ножевые ранения.

Нападения на евреев в Европе совершаются в последнее время с пугающим постоянством, — предупреждает Кантор, — и для того чтобы положить конец этому необходимо создать некий общеевропейский орган, который займется в первую очередь борьбой против радикального ислама, представляющего главную угрозу для евреев в европейских странах. Необходимо пресечь подстрекательство против евреев на улицах и в интернете. Делать это надо срочно, так как с каждой новой антисемитской выходкой, все больше людей думают, что это позволительно.

Президент ЕЕК признает, что для обеспечения нормального уровня безопасности евреев в странах Европы, для того, чтобы они могли ходить по улицам, не становясь объектом для нападения, потребуются дополнительные средства, сотрудничество служб безопасности, обмен информацией, разработка более строгих наказаний, чем существуют сейчас.

Однако евреи — полноправные граждане стран Европы, и власти, политические и правозащитные, обязаны обеспечить их безопасность, подчеркивается в заявлении, опубликованном на сайте Европейского Еврейского Конгресса.

Напомним, что 15 ноября в Антверпене на хасидского раввина напал неизвестный с ножом. Пострадавший был госпитализирован, его ранение было квалифицировано как тяжелое, но, по заключению врачей, жизни раввина не угрожает опасность. Нападавшему удалось скрыться. Вскоре был задержан подозреваемый, но позднее была установлена его непричастность, и он был освобожден.