Наиболее влиятельные люди в еврейском мире

КАТЕГОРИЯ

ПОДЕЛИТЬСЯ

Издание «The Jerusalem Post» составило свой ежегодный список «50 наиболее влиятельных евреев», оказавших влияние на мир в прошлом году и способных изменить его в будущем.

Моше Кантор

Оплот Европы в борьбе против нарастающего антисемитизма

Находясь в доме Моше Кантора в Герцлие, вы словно попадаете в оазис спокойствия.

Многообразные оттенки сливочного и карамельного, высокие потолки и бесценные произведения искусства на стенах не только говорят о значительном состоянии хозяина дома (целых 2 миллиарда долларов по оценкам Forbes), но и резко контрастируют с суровой реальностью, с которой он ежедневно сталкивается как лидер Европейского еврейского конгресса: тревожащий рост антисемитизма, захлестывающего континент.

Есть статистика, и результаты ужасают. Согласно данным, предоставленным Центром Кантора по изучению современного европейского еврейства при Тель-Авивском Университете, всего в Европе в 2013 году было зарегистрировано 766 случаев проявления насилия на почве антисемитизма – это на 38% больше, чем годом ранее. Неудивительно, что вслед за атаками в Тулузе и в парижском магазине кошерных продуктов «Hyper Cacher», во Франции произошел скачок числа зарегистрированных атак (в 2013 году задокументировано 164 случая).

Тем не менее, Кантор отмечает, что эти цифры не отображают полную картину. «[Центр Кантора] регистрирует только наиболее существенные случаи и нападения, а антисемитизм – это более широкое явление».

Лондонская некоммерческая организация «Community Security Trust» (CST), которая тщательно документирует широкий спектр проявлений антисемитизма, зарегистрировала на 1 000 случаев больше, чем Центр Кантора, поскольку учитывает угрозы и провокации в дополнение к случаям проявления насилия.

Данные CST в Великобритании точны, но этого нельзя сказать об остальной части континента. Это говорит о том, что существуют сотни случаев, когда евреи находятся под угрозой, но случаи не регистрируются. Такое тревожное расхождение данных также раскрывает печальную модель поведения, распространенную среди европейского еврейства: нерешительность высказываться.

«Наш народ не настолько отважен, чтобы при каждом нападении обращаться с официальным заявлением. Диаспора, как правило, не заявляет о каждом инциденте. Иногда, даже большинство думает: «Может быть, лучше подождать, может быть, лучше быть более осмотрительным и не торопиться с высказываниями», — все в надежде, что проблемы исчезнут», — с сожалением заметил Кантор.

По словам Кантора, антиеврейские настроения не остаются незамеченными в еврейских домах.

«Нет ни одной семьи в Европе, которая не думала бы об исходе, — прямо сказал он. – Я не говорю, что они приняли решение, но все они думают об этом. В отношении себя, своих детей или молодого поколения, но они думают об этом».

Европейские еврейские лидеры, по его мнению, недооценивают эти угрозы и считают, что Кантор и его сторонники преувеличивают.

«Большинство лидеров Европы считают, что мы преувеличиваем проблему. Моя задача и задача моих коллег заключается в том, чтобы объяснить им, что мы совсем не преувеличиваем».

В связи с этим, уже пять лет Кантор и ЕЕК работают над изменением европейского законодательства в целях сдерживания роста проявлений антисемитизма.

ЕЕК совместно с Европейским советом по толерантности и примирению разработал проект Типового европейского закона о развитии толерантности в надежде, что европейские законодательные органы примут эти меры.

Тогда как результаты появятся не скоро, Парламент Румынии, видимо, первым в Европе примет закон.

«Я думаю, что мы увидим результат лет через 40», — сказал он, преувеличивая для комического эффекта. – Поэтому мы, евреи, должны жить долго, наш народ очень медлителен», — добавил он, с сожалением усмехнувшись.

По своей сути, закон должен послужить для сдерживания роста проявлений антисемитизма, прежде чем они станут насильственными. Другими словами, язык ненависти, риторика и подстрекательство являются преступлениями сами по себе. «Идея состоит не в том, чтобы ограничить основные свободы и демократические приоритеты, а чтобы защитить их», — объяснил он, уверяя, что такой закон не должен и не нарушит свободу слова.

«Главной сложностью при подготовке Типового закона было выйти за рамки риторики и общих фраз, сформулировав конкретные обязательства для обеспечения толерантности и искоренения нетерпимости», — сказано в обзоре закона.

Необходимо тщательно пересмотреть юридическую систему – и в ближайшее время – пока евреи не изолировались окончательно от остального европейского сообщества из-за страха нападений. «Мы, евреи, уже добровольно отправляемся в гетто. Толщина железных дверей в школе моих детей [в Лондоне] – 21 см. Когда мама приводит детей в школу, она может открыть дверь только с помощью охранника», — уточнил он.

Он надеется, что закон позволит евреям больше распоряжаться собственной безопасностью, действуя в рамках правового поля своих стран.

«Мы должны понять одно: прошло время, когда достаточно было реагировать, настало время быть проактивными», — сказал он убежденно.

Предполагается, что закон будет претворен в жизнь не только с точки зрения безопасности и законной справедливости, но и в школах. Поскольку образование является основополагающей частью обучения студентов тому, как взаимодействовать друг с другом, Раздел 8 Типового закона призывает правительства ввести программу «содержащую предметы, поощряющие принятие разнообразия и [создание] атмосферы толерантности среди студентов».

Для этой цели он запустил в британских школах пилотный проект под названием «Безопасная толерантность» («Скромно говоря, вы можете называть его Программой Кантора», — пошутил он.)

«Говоря простым языком, его цель – объяснить студентам, каковы границы толерантности – к кому и к чему следует относиться толерантно, а к кому и чему – нет», пояснил он.

Лекция «Привлекательные стороны и сложности инаковости: как толерантность и безопасность изменяют мир» была впервые представлена в Даремском университете в Великобритании.

Он надеется, что лекция, первоначально прочитанная Михаилом Эпштейном, профессором русского языка и теории культуры, который также является директором Центра гуманитарных инноваций Университета, будет включена в учебную программу по всему континенту.

«Когда дерево начинает расти, необходимо подготовить для него почву. Эта почва — безопасная толерантность, а знания — удобрение для нее», — привел пример Кантор, используя метафору, позаимствованную из его основного направления деятельности как главы Группы Акрон, ведущего производителя минеральных удобрений.

Усилия Кантора не остаются незамеченными.

В марте прошлого года Верховный представитель Европейского союза по иностранным делам и политике безопасности Федерика Могерини направила письмо редактору итальянского ежедневного издания La Repubblica, призывая к созданию европейской Рабочей группы по борьбе с антисемитизмом и передавая полномочия возглавить эту рабочую группу Франсу Тиммермансу, Первому заместителю председателя Европейской комиссии.

«Он взял на себя большую ответственность, но он выдающийся деятель и очень хороший человек. Мы всецело полагаемся на него. Все в его руках», — сказал Кантор о Тиммермансе и его роли.

Со своей стороны Кантор понимает, что не все под силу неправительственной организации, особенно в борьбе с постоянно растущей и распространенной угрозой радикального ислама. «[Радикальный ислам] так широко распространен.

Я сравниваю это явление с опасностью ядерного распространения», — заявил он.

Когда речь заходит о проблеме дня – ядерном Иране – он хорошо подкован и в этом вопросе.

Как президент Международного люксембургского форума по предотвращению ядерной катастрофы он предоставил свою полную поддержку Премьер-министру Биньямину Нетаньяху, который пытается донести сигнал тревоги в отношении сделки шестерки международных посредников с Тегераном, заключение которой запланировано на следующий месяц.

«Знаете, у каждого еврейского лидера должно быть видение.

Вы лидер без видения, если вы начинаете какое-то дело, которое не имеет совсем никакой поддержки. Если вы не можете начать что-то, вы не лидер; вы в лучшем случае человек, интересующийся политикой», — утверждает он. «У Биби [Нетаньяху] определенно есть видение… И его видение таково, что Иран был, есть и будет самой большой проблемой Израиля, а все остальное вторично. Вот его видение».

«Вот почему, на мой взгляд, он самый высоко ценимый лидер», — он ответил на вопрос Журнала, кто является самым влиятельным человеком года.

«Я думал, вы говорите обо мне!», — захохотал он, после того, как стало понятно, что это Нетаньяху, а не сам Кантор занял почетное место.

«Всегда есть следующий год», — заверил его корреспондент.

Но принимая во внимание все, что он уже сделал и сделает, похоже, место в рейтинге – последнее, о чем думает этот еврейский лидер.