Вячеслав Кантор: “Глобальная безопасность — профилактика катастроф”

КАТЕГОРИЯ

ПОДЕЛИТЬСЯ

На днях в Стокгольме прошла двухдневная конференция международного Люксембургского форума по предотвращению ядерной катастрофы. Участники форума сосредоточили свое внимание на важнейших и наиболее актуальных на сегодняшний день вопросах в сфере ядерной безопасности, нераспространения ядерного оружия и разоружения, а также предложили свое видение благоприятного разрешения иранской ядерной проблемы.

Среди участников конференции были президент Люксембургского форума Вячеслав Кантор, бывший генеральный директор МАГАТЭ Ханс Бликс, старший советник генерального секретаря ОБСЕ Фред Таннер, спикер шведского рикстага Урбан Алин, профессор Российского национального исследовательского университета “Высшая школа экономики”, в прошлом зам. председателя Госдумы РФ Владимир Лукин, председатель оргкомитета Люксембургского форума, главный научный сотрудник Центра международной безопасности ИМЭМО РАН Владимир Дворкин, эксперты и представители авторитетных международных организаций.

Открывая мероприятие, Вячеслав Кантор заметил, в частности, что эксперты Люксембургского форума надеялись на определенность с результатами переговоров “шестерки” с Ираном. К сожалению, определенности нет, и задача по достижению консенсуса в этом отношении оказалась усложнена. Кантор подчеркнул, что вопрос создания на Ближнем Востоке зоны, свободной от оружия массового уничтожения (ОМУ), эксперты Форума неоднократно анализировали на своих мероприятиях и в итоговых документах конференций рекомендовали достаточно гибкие формулировки. “Предлагалось подойти к решению этой проблемы поэтапно и сначала освободить регион от химического и биологического оружия, а уже на последующих этапах, после нормализации военно-политической обстановки, рассматривать и ядерное оружие”, — заявил он.

На вопрос журналистов о том, существуют ли эффективные механизмы, способные убедить ИГИЛ и подобные ему организации и государства, проповедующие радикальный ислам, в необходимости отказаться от создания ядерного оружия, Вячеслав Кантор ответил:

— Угроза со стороны нераспространения ядерного оружия и угроза со стороны радикализма сопрягаются. Нет такой глобальной террористической группировки, которая не раздумывала бы о том, как ей заполучить “грязную” бомбу, в первую очередь — ядерную. В принципе, проблемы доставки такого оружия не существует, для этого достаточно и грузовика. И надо понимать, что эта угроза, в отличие от режима ядерного нераспространения, недооценена. Как недооценена и проблема исламского радикализма. Но как только они получат такое оружие — а я надеюсь, что они не получат его никогда, — это станет точкой всеобщего отрезвления. Поэтому так важно уже сейчас начать заниматься данной проблемой.

Что касается эффективности методовѕ Во-первых, мы говорим об эффективности санкций по отношению к Ирану и Северной Корее. Сегодня мы как раз начали анализировать, насколько санкции были эффективны. Эксперты разошлись во мнениях. Некоторые считают, что они были очень эффективны: в 2013 году Иран находился на грани полного экономического коллапса, там уже возникли социальные процессы по противодействию действующему режиму, и он находился под угрозой полного смещения. С другой стороны, некоторые эксперты приводили прямо противоположные данные о том, что рост иранского ВВП находился на уровне 5-6%. В одном эксперты сходятся: санкции должны быть продолжены, если Иран не будет придерживаться тех договоренностей, к которым он сегодня близок.

Что касается ИГ, тут требуются совершенно другие подходы. Конечно же, Исламское государство должно прекратить свое существование как глобальная террористическая организация. Это, в общем-то, позорная ситуация для мировых игроков и стран Ближнего Востока, что они не могут покончить с ней. Мы должны помнить, что речь идет всего лишь о примерно 20 тысячах боевиков. Со временем ИГ перестанет пользоваться имеющимися в его распоряжении материальными источниками — рано или поздно они иссякнут. Вопрос, конечно, когда это произойдет, но мы надеемся, что скоро. Тем не менее, надо понимать, что в структуре радикального ислама ИГ занимает очень логичное место, и это опасно. Поэтому даже если Исламское государство на территории Ближнего Востока прекратит свое существование, куда денутся его воины? Они вернутся в Европу — это уже сейчас происходит, — отправятся в другие страны, в Россию. Мы должны понимать, что бороться нужно не только с Исламским государством, но и с радикальным исламом в целом..