Ядерная угроза остаётся, но меняется

КАТЕГОРИЯ

ПОДЕЛИТЬСЯ

В Стокгольме завершила работу 20-я конференция Международного Люксембургского форума по предотвращению ядерной катастрофы – авторитетной организации, занимающейся этой проблемой на уровне правительств ведущих держав, ООН и её институтов, экспертов мирового уровня и академических структур.

Сегодня, когда основная проблематика в сфере безопасности связана с противодействием международному терроризму, ядерное вооружение и вероятность его применения ускользают из центра общественного внимания. Это, однако, не означает, что опасность исчезла или даже ослабла. Она изменилась. Как, в какую сторону и с какими возможными последствиями – об этом шла речь на конференции в Стокгольме.

– Угроза ядерного оружия и угроза радикального террора сопряжены, – сказал на итоговой пресс-конференции президент Люксембургского форума Вячеслав (Моше) Кантор. – Нет такой глобальной террористической группировки, которая бы не стремилась получить в своё распоряжение «грязную» ядерную бомбу. Нельзя исключить вероятности, что в конце концов какая-либо их этих организаций такую бомбу получит. Нет никаких проблем доставки «грязной» бомбы – её можно перевезти на грузовике. А урон она может нанести страшный. Эта проблема, на мой взгляд, недооценена. В момент, когда радикальный террор получит такое оружие (я только надеюсь, что всё же не получит никогда), наступит всеобщее отрезвление, и тогда будут приняты срочные глобальные меры. Так, как случилось, например, после Второй войны, когда была создана ООН.

Проблема нераспространения оружия массового поражения (ОМП) на уровне государств более знакома, осознанна, но от этого она не становится менее сложной.

Вячеслав (Моше) Кантор признал, что Обзорная конференция Люксембургского форума в мае нынешнего года, которая должна была подготовить международную конференцию по созданию зоны, свободной от ОМП, окончилась фиаско. Участники так и не смогли принять итоговый документ из-за разницы позиций по ряду ключевых вопросов.

На нынешней конференции в Стокгольме, большая часть заседаний которой проходила в закрытом режиме, эксперты обсуждали различные аспекты ограничения распространения ядерного оружия, в частности – в отношении Ирана, в преддверии готовящегося соглашения между ИРИ и «шестёркой». Оно должно быть подписано 30 июня, а вот будет ли и каким оно будет – остаётся неизвестным.

Судя по всему, и в данном вопросе разногласия между участниками конференции существуют немалые. В частности, Кантор, подчеркнув, что излагает лишь своё личное мнение, считает, что сокращение числа центрифуг по обогащению урана в Иране – мера недостаточная. Надо, уверен он, вообще прекратить обогащение урана в этой стране. Как подчеркивает Кантор, у Ирана нет аргументов, почему он стремится производить обогащённый уран самостоятельно, если цели его – лишь мирный атом. В мире достаточно широкий легальный рынок ядерных материалов, и Иран вполне мог бы закупать обогащённый уран.

Судя по всему, это мнение не получило всеобщей поддержки экспертов форума. Так, новый член экспертного совета, бывший посол России в США и глава комитета по международным вопросам Совета Федерации, Владимир Лукин не считает, что меры по пресечению доступа Ирана к ядерному оружию не должны быть излишне радикальными, даже если это приведёт в конечном счете к обладанию Исламской республикой ядерным оружием, что так страшит Израиль.

Отвечая на вопрос ведущего телепрограммы RTVi «Израиль за неделю» Евгения Совы, Владимир Лукин сказал, что опасения и недовольство Израиля понятны, однако не могут быть определяющими для мирового сообщества.

– Любая страна, обладающая ядерным оружием (а по умолчанию Израиль к таким странам относится), не хочет, чтобы оно появилось у их соседей, – пояснил он. – Точно так же Россия не хотела бы, чтобы ядерная бомба оказалась у Ирана, а Китай – чтобы у Северной Кореи. Но если будет – придётся смириться. Израиль в этом отношении ничем не отличается от других стран, и незачем ставить себя в особое положение.

Впрочем, как признался в кулуарах член Наблюдательного совета Люксембургского форума, в прошлом глава МАГАТЭ Ханс Бликс, Иран не был основной темой обсуждения на закрытых заседаниях конференции. Самые большие и продолжительные дискуссии шли по ситуации вокруг Украины.

На недоумённый вопрос корреспондента: какое отношение имеет ситуация вокруг Украины к проблеме ядерного нераспространения, – Блик с грустью заметил:

– Имеет, и большое. Хотя пока мало кто это понимает.