Бывший бухгалтер из Аушвица осужден на четыре года тюрьмы

КАТЕГОРИЯ

ПОДЕЛИТЬСЯ

94-летний Оскара Грёнинг обвинен в соучастии в убийстве 300 тысяч евреев

Оскар Грёнинг, 94 года, бывший бухгалтер из Аушвица, был в эту среду (15 мая) приговорен в Германии к четырем годам лишения свободы за «соучастие» в убийстве 300 тысяч евреев. Может быть, это был последний из судов над нацистскими преступниками.

Суд Люнебурга (город на севере Германии) под председательством Франца Компиша вынес решение о наказании, которое оказалось строже, чем срок в 3,5 года, которого добивалось обвинение. Подсудимый мог быть приговорен к сроку от 3 до 15 лет заключения.

«Мы все как один рады осуждению Оскара Грёнинга», — говорится в заявлении представителей присутствовавших на процессе 50 выживших в Холокосте и родственников погибших. Однако в тексте выражается сожаление о том, что «справедливость восторжествовала слишком поздно».

Моше Кантор, президент Европейского еврейского конгресса, подчеркнул «историческое значение» процесса и «пример, который он дал для воспитания поколения, далекого от ужасов Холокоста», через 70 лет после освобождения нацистских лагерей смерти.

В ходе суда прокурор Ганновера Йенс Леманн в просьбе о наказании в виде трех лет и шести месяцев заключения сослался на «незначительный вклад» бывшего члена СС в работу Аушвица, — лагеря, ставшего символом ужасов нацизма, «число жертв которого невозможно себе представить».

Грёнинг признал за собой «моральную ответственность» и несколько раз попросил прощения, но защита потребовала оправдать его, сочтя, что он «ни в какой форме не способствовал Холокосту, по крайней мере, если речь идет о формах, подлежащих уголовному преследованию».

Он первым попросил прощения

За много лет до того, как Грёнинг оказался в тюрьме, этот бывший доброволец СС рассказал о том, что он пережил в Аушвице за два года (с 1942 по 1944), в книге мемуаров, посвященной его шести родственникам, а позже еще и в интервью, посвящённом «борьбе с отрицанием».

«Аушвиц – это такое место, где никому не стоило бы быть», заявил 94-летний обвиняемый, во вторник, повторив фразу, сказанную одним из представителей жертв лагеря.

В своем заявлении адвокаты общественных организаций напоминают, что «впервые за полвека судов над нацистскими преступниками один из обвиняемых формально признал свою вину и попросил прощения».

Обвинение против Грёнинга основывалось на двух моментах, а именно, на том, что он «помогал нацистскому режиму получить экономическую выгоду от массовых убийств», отправляя деньги депортированных в Берлин, и, самое главное, на том, что он участвовал в «селекции», то есть делил депортированных на тех, кого признавали годными к труду, и тех, кого немедленно убивали.

Бывший солдат защищался, доказывая, что его роль заключалась всего лишь в том, чтобы предотвращать кражи из чемоданов депортированных, а прямого участия в процессе уничтожения он не принимал. Также он напомнил, что трижды просил отправить его на фронт, но получил отказ.

Во время долгого процесса были заслушаны шокирующие показания выживших узников Аушвица. Некоторые свидетели были разочарованы тем, что не было выдвинуто требование принести им формальные извинения, но другие, кажется, испытали во время суда некое подобие «очищения души». «Когда я уеду из Люнебурга, я обрету мир, независимо от приговора», сказала Хеди Бём, 87 лет, одна из гражданских свидетелей.

Процесс Грёнинга демонстрирует усиление строгости немецкой юстиции к последним живым нацистам, начиная с осуждения в 2011 году на пять лет тюрьмы Ивана Демьянюка, бывшего охранника концлагеря Собибор.

На том суде обвиняемый был приговорен не на основании доказательств совершения отдельных действий, как это бывало раньше, а на том простом основании, что он работал в таком месте как Собибор, предназначенном исключительно для уничтожения людей.

Последние запоздалые решения судов контрастируют с наказаниями, по большей части легкими, которые суды назначали в течение десятилетий.

Почти 1,1 миллион человек, в том числе 1 миллион евреев погибли в период с 1940 по 1945 годы в лагере Аушвиц-Биркенау, который был освобожден советскими войсками в конце 1945 года.