Усиление ультраправых в Европе угрожает миру на континенте. Просто спросите евреев

КАТЕГОРИЯ

ПОДЕЛИТЬСЯ

«Те, кто не знает истории, обречены повторять ошибки прошлого». Эти знаменитые слова великого государственного деятеля Эдмунда Бёрка, возможно, сейчас более актуальны, чем когда-либо в нашей истории. Когда-то воспоминаний о былых зверствах нацистского режима в Европе было достаточно, чтобы удержать людей от поддержки ультраправых сил. Но, судя по последним событиям в Германии, наша коллективная память блекнет.

Возможно, сегодня европейские евреи и не являются основным объектом атак ультраправых, но мы не далеко ушли, и надо страдать коллективной амнезией, чтобы не наблюдать с тревогой за развитием событий. Когда фашизм и фанатизм поднимают свои уродливые головы, евреи всегда далеко не последние в списке их целей. И как только начинаются нападки на евреев, все свободолюбивые люди оказываются в опасности.

13 марта антииммигрантская партия «Альтернатива для Германии» получила значительный прирост голосов на региональных выборах, что ознаменовало опасный поворот в европейской политике. И это не единичный случай. В начале месяца ультраправая «Народная партия — наша Словакия» получила поразительно большое количество голосов на выборах в Словакии. По всей Европе растет популярность неофашистских партий, таких как «За лучшую Венгрию» в Венгрии, «Золотой Рассвет» в Греции и возглавляемая Марин Ле Пен партия «Национальный фронт» во Франции. Великобритания все еще сохраняет иммунитет к подобным настроениям, но и ей не следует расслабляться.

Успеха «Альтернативы для Германии» на выборах еще недостаточно для того, чтобы полностью перечеркнуть прогресс, достигнутый Германией после окончания Второй мировой войны, когда из самого страшного режима она превратилась, возможно, в главного в Европе защитника прав меньшинств. Однако крен в сторону ультраправых сил все же способствует распаду и поляризации политического ландшафта, представляя угрозу для стабильности на всем континенте. Пусть «Альтернатива для Германии» вряд ли войдет в состав одного из правительств (все остальные партии отказались вступать с ней в коалицию), но акцент в национальной полемике, несомненно, смещается вправо, и Германия вновь обращается к политике раскола, которая способствует лишь разжиганию ненависти и нетерпимости.

Укрепление популистской реакционной политики — не только европейский феномен. В США также становится жертвой подобных тревожных тенденций. Учитывая основанную запугивающую ксенофобскую риторику Дональда Трампа и его лидирующую позицию среди кандидатов от Республиканской партии на пост президента, а также учитывая крайне правые настроения, обеспечившие успех Марин Ле Пен на региональных выборах во Франции в 2015 году, не стоит удивляться, что другие избиратели могут последовать данному примеру. Однако этот сдвиг кажется очень резким, если вспомнить, что на протяжении почти 70 лет в политике Германии господствовал прочный центристский консенсус, отвергавший экстремизм и позволивший создать одно из самых толерантных, свободных и демократических обществ в мире.

Такой существенный сдвиг Германии отражает тревожащий отход от принципов послевоенной Европы, которую мы с таким трудом создавали. Если мы посмотрим на ЕС сегодня, то увидим, что правые националистические партии, возможно, не являются самыми многочисленными, но зато они громко заявляют о себе. Они используют свои голоса для того, чтобы воспрепятствовать полемике, запугать, посеять страх, сместить акцент в политическом диалоге в сторону правых сил и в конечном итоге разделить общество на «нас» и «них». Мы не должны этого допустить!

Миграционный кризис стал причиной многочисленных трудностей для жителей Германии и Европы в целом, и многие связывают успех «Альтернативы для Германии» именно с этими проблемами. Тем не менее, это не умаляет серьезности подобного сдвига в настроениях избирателей. Тот факт, что Германия сегодня всерьез рассматривает возможность поддержки ультраправых, при всех ужасах Холокоста, свидетельствует о более глубоких изменениях, и есть все основания полагать, что худшее еще впереди.

Правые партии традиционно занимали в Германии маргинальные позиции и, в отличие от партий во многих других европейских странах, не принимали никакого участия в деятельности правительства и процессе формирования политики. То, что избиратели сейчас с таким энтузиазмом реагируют на призывы правых популистов и экстремистов, свидетельствует о кризисе демократии. Неприятие основных партий, по сути, свидетельствует о том, что немецкий народ готов отказаться от стабильности, чтобы заявить о своем недовольстве. Будучи совершенно не конструктивными, такие действия ослабляют нашу социальную структуру и создают новые трудности для управления крупнейшей экономикой Европы.

Совершенно очевидно, что избиратели во всем демократическом мире выражают искреннее недовольство. И их опасения, связанные, в том числе, с экономической стагнацией, иммиграцией и неравенством, безусловно, являются серьезными проблемами, которые необходимо решать. Согласно результатам проведенного на прошлой неделе в Германии телевизионного опроса, 76% избирателей считают, что основные партии «не рассматривают всерьез их опасений относительно беженцев». А другой опрос общественного мнения показал, что значительная часть электората «Альтернативы для Германии» состоит из бывших недовольных сторонников ведущей партии «Христианско-демократический союз Германии», возглавляемой Ангелой Меркель.

Вопреки впечатлению, что ультраправые реакционные партии обещают привлекательную для некоторых альтернативу политическому статус-кво, в конечном счете они не предлагают конструктивных решений, а их риторика ненависти провоцирует разобщение народов и поощряет насилие. Я призываю избирателей всех демократических стран обратиться к урокам истории. Нетерпимость и ненависть могут привести лишь к разрушениям. Просто спросите евреев.

Вячеслав Моше Кантор, президент Европейского еврейского конгресса