Ещё один исход?

КАТЕГОРИЯ

ПОДЕЛИТЬСЯ

Очередное заседание Генеральной ассамблеи Европейского еврейского конгресса (ЕЕК) прошло на фоне необычайной тревожности в некогда спокойном, респектабельном, избалованном вниманием туристов и политиков Брюсселе.

У входа в фешенебельную гостиницу Wiltchers – усиленный наряд полиции. Пары автоматчиков, сменяющие друг друга. Вдоль бульвара Waterloo, на многолюдной улице Louise – плечистые ребята в камуфляже и беретах, с автоматами наперевес. Воинский патруль и в старой части Брюсселя. Непосвящённый может подумать, что Брюссель на военном положении. Европа напугана террористическими актами. Европа живёт в страхе. В разы усилился исход из Европы евреев.

«Неприемлемо, что евреи отказываются носить свою традиционную одежду и публично демонстрировать религиозные символы из-за страха перед расправами и агрессией, – заявил в своём обращении к собравшимся председатель Европарламента Мартин Шульц. – Печально, когда евреи задумываются о том, чтобы покинуть Европу потому, что они больше не чувствуют себя в безопасности».

Существует реальная угроза для существования самой еврейской общины в Европе. Причин несколько. Терроризм – главная из них, вторая – это небывалая миграционная волна. Политологи называют её «новая нормальность». Журналисты попросили Вячеслава Кантора разъяснить, что это такое.

– «Новая нормальность» связана с тем, что в Европе появились люди, которые получили образование и воспитание в инокультурном сообществе, – пояснил президент ЕЕК. – Например, Большой Ближний Восток никак нельзя назвать местом, где существуют европейские стандарты поведения, а многие мигранты пришли из Северной Африки и с Большого Ближнего Востока. Огромное количество мигрантов с иными, чем в Европе, традициями и ментальностью, это есть «новая нормальность», с которой вынуждены считаться.

Сегодня все без исключения национальные общины Европы испытывают большие проблемы. Ситуация в Европе с исходом евреев и угрозой их безопасности оказалась столь серьёзной, что многие острые вопросы политической ситуации в мире (например, Украина и Сирия) по-настоящему обсуждались лишь в журналистских курилках.