Вячеслав Кантор: гонки между возможностью сотрудничества и вероятностью катастрофы

КАТЕГОРИЯ

ПОДЕЛИТЬСЯ

В Амстердаме завершила работу конференция Международного Люксембургского форума по предотвращению ядерной катастрофы под названием «Рейкьявик: 30 лет спустя – уроки прошлого и ближайшие задачи».

По итогам мероприятия подготовлен заключительный документ, содержащий основные выводы и рекомендации, который направлен главам государств, официальным лицам и руководителям авторитетных международных организаций.

Президент Международного Люксембургского форума Вячеслав Кантор заявил: «американские предложения приступить к переговорам о дальнейшем сокращении стратегических вооружений без всяких предварительных условий можно было бы условно назвать слишком прямолинейными. Они не могли рассчитывать на успех. Поскольку хорошо известно, что уже длительное время как минимум два серьёзнейших противоречия препятствуют этому. Речь идёт о влиянии Европейской и глобальной ПРО США и о стратегических неядерных вооружениях высокой точности. И конечно же, очевидное влияние оказывает острая конфронтация между Россией и Западом из-за обстановки в Украине.

Кроме того, в самое последнее время обстановка стала ещё острее после приведения в готовность базы ПРО в Румынии. Москва утверждает, что это прямое нарушение бессрочного Договора о ракетах средней и меньшей дальности, поскольку наземные пусковые установки противоракет могу использоваться для запуска ядерных и неядерных американских крылатых ракет большой дальности.

В свою очередь Вашингтон уже длительное время предъявляет претензии Москве за испытание с использованием наземной пусковой установки крылатой ракеты с дальностью более 500 км, что также запрещено Договором РСМД.

И всё это происходит в то время, когда заместитель Госсекретаря США Роуз Готтемоллер сказала в феврале этого года, что в диалоге по РСМД наметился прогресс и можно решить стоящие проблемы в ближайшие месяцы.

Трудно сказать будет ли это возможным. В спокойной обстановке такие претензии легко разрешаются в рамках согласительной комиссии, но теперь они превратились в трудно решаемые проблемы.

Приступить же к переговорам по дальнейшим сокращениям стратегических вооружений возможно, скорее всего, только после постепенного достижения компромиссов по ПРО, по стратегическим неядерным вооружениям, прогрессу в выполнении Минских соглашений и частичному снятию санкций.

Представляется, что некоторые подвижки в позиции Москвы по ПРО в последнее время можно наблюдать. Так, например, ранее президент Путин сказал, что российские стратегические ракеты способны преодолевать самые совершенные системы ПРО, а совсем недавно перевел проблему в политическую плоскость, отметив существовавшую в прошлом готовность России к совместной работе над строительством ПРО, чего не произошло из-за односторонних действий США.

Cчитаю вполне актуальным процитировать ключевой призыв нашего декабрьского Обращения: «Ныне мы оказались в ситуации гонки между возможностью сотрудничества и вероятностью катастрофы. Это требует, чтобы лидеры начали действовать незамедлительно. Из-за роста напряженности в мире необходимо начать новый широкий диалог. Никакая архитектура безопасности, никакой набор правил и норм, никакие усилия по ведению переговоров или выполнению соглашений не принесут успеха, если не будет лидеров, преисполненных воли решать важнейшие проблемы на основе сотрудничества. Их долг в качестве лидеров – работать совместно над созданием более безопасного мира для всех его граждан».