Еврейская автономная область или куда поедут евреи из Европы

КАТЕГОРИЯ

ПОДЕЛИТЬСЯ

Афонина:

— Программа «Губернатор»! Мы всю почту по регионам сортируем для того, чтобы все ваши проблемы, реплики, комментарии, когда будет программа, посвящена вашему региону, мы обязательно будем встраивать в программу те недовольства, о которых вы нам сообщили.

Обратная связь есть! Спасибо вам большое.

Мы отправляемся в Еврейскую автономную область. Край достаточно отдаленный. На мой взгляд, не так активно мы получаем информацию о нем, а зря. И здесь нужно вспомнить, что в начале этого года Еврейская автономная область, что называется, прозвучала на весь мир.

Бондарева:

— Это, действительно, так. Думаю, многие вспомнят январь, когда президент наш говорил о том, что приглашает приехать в Россию евреев, которых притесняют в странах ЕЭС. Все больше и больше информации об этом стало.

Давайте послушаем.

Афонина:

— Был активный диалог, когда президент Европейского еврейского конгресса Вячеслав Кантор рассказал президенту нашей страны о тех проблемах, которых возникают у представителей именно еврейского народа. И ответ нашего президента мы тоже услышим.

Путин:

— Мы рассматриваем вашу организацию, а это одна из наиболее представительных неправительственных европейских организаций, как естественного союзника России в борьбе с ксенофобией, с антисемитизмом, с различными проявлениями крайних взглядов.

Кантор:

— Положение евреев в Европе сегодня худшее со времени окончания Второй мировой войны. Евреи охвачены страхом. И совсем реальный новый исход евреев из Европы. Например, из вчера еще благополучной Франции эмиграция больше, чем из Украины, о хваченной гражданским конфликтом.

Почему евреи бегут из вчера еще благополучной Европы? Бегут, как вы правильно сказали, не только из-за террористических актов. Уже из-за страха просто появляться на улицах европейских городов.

Путин:

— Пусть к нам едут. К нам. В Советском Союзе выезжали. Пусть вернутся.

Афонина:

— Такой полушутливый призыв президента вернуться евреев, которые во времена СССР выезжали из нашей страны, в том числе, и был услышан губернатором Еврейской автономной области Александром Левинталем. И Александр Борисович сказал, что мы готовы принять всех желающих. Регион примет всех евреев, которые желают здесь поселиться.

Насколько Еврейская автономная область подходящий регион для проживания? Вот это мы и обсудим.

Бондарева:

— У Еврейской автономной области, наверное, больше проблем, чем у многих. Регион сложный. Давайте посмотрим, что регион представляет сегодня.

В 215 году Еврейская автономная область оказалась на первом месте в России по снижению численности населения. И в десятке регионов-аутсайдеров в рейтинге качества жизни. Кроме того, в автономии один из самых больших процент бедных: у пятой части населения доходы ниже прожиточного минимума. Но власти видят точки роста в крупных проектах, которые планируют реализовать в регионе. Это строительство трансграничного моста в Китай через Амур, запуск в этом году горно-обогатительного комбината. И ряд объектов агропромышленного комплекса. Кстати, китайцы активно участвуют в жизни региона. По официальным данным они арендуют почти 30 процентов сельхозземель. В области работает 70 предприятий с китайскими инвестициями. Тем не менее, пока в дефицитном региональном бюджете с трудом находят средства для решения важных социальных вопросов. Так в феврале этого года в Еврейской автономии случился скандал с льготными перевозками. Транспортные предприятия отказались возить пассажиров-льготников, потому что правительство несколько месяцев не компенсировало перевозчикам выпадающие расходы. И задолжало 23 миллиона рублей.

Афонина:

— Суммы достаточно солидные. Проблемы с льготными перевозками есть. Но это проблема отнюдь не этого года. Вспомним, что губернатор области Александр Борисович Левинталь на эту должность заступил в сентябре прошлого года.

Бондарева:

— Можно сказать, человек новый. И ему досталось непростое хозяйство. Но мы сегодня спрашиваем с него, как с руководителя. И мы попросили накануне эфира прокомментировать эту историю. И какова ситуация сейчас.

Левинталь:

— У нас достаточно сложная ситуация была с компенсациями за перевозку льготных пассажиров. Она сложилась из-за того, что в целом была очень сложная ситуация с формированием бюджета в конце прошлого года. И в начале этого. Дело в том, что доходы, которые мы собирали вместе с той поддержкой федеральной, которая приходила из центра, их не хватало полностью, чтобы обеспечить все платежи. В конце прошлого года мы мобилизовали все ресурсы на выплату зарплаты бюджетникам, учителям, врачам. Но пришлось приостановить целый ряд платежей, которые были компенсацией льготных пассажиров автотранспортникам. Мы сели за стол переговоров, договорились о том, что мы сейчас проплачиваем текущие платежи, стараемся, хотя приходится сильно напрягаться. И частично начали проплату реструктуризированной задолженности.

Сейчас у нас общая задолженность порядка 19 миллионов. И будем стараться, чтобы график выдерживался. И перевозки льготников ни на день не прерывались. Это был вопрос переговоров между властью и перевозчиками. У нас была определенные вопросы с точки зрения сроков погашения, объемов, но мы нашли компромисс. И надеюсь, что он будет реализован.

Афонина:

— Настя, как получается, что по разным рейтингам губернатор, во-первых, сохраняет за собой позиции, допустим, в середине рейтинге эффективности губернаторов. А вот если говорить о, допустим, рейтингах критерия качества жизни, который так же составляются и регионы изучаются на этот предмет, то Еврейская автономная область где-то совсем в конце. Есть ответ на этот вопрос?

Бондарева:

— Мы попробуем его получить. Мы смотрели многие рейтинги. И один из авторитетных – это рейтинг фонда «Петербургская политика» — рейтинг устойчивости регионов. Оценивают эксперты регионы с точки зрения тех событий, которые там происходят, влияющие на социальную, экономическую обстановку в регионе. Нам удалось увидеть, что последние несколько месяцев Еврейская автономная область теряет свои позиции. Она и так находится не на высоком месте – это группа с низким рейтингом. Но он ухудшается и еще. А в рейтинге эффективности губернаторов позиции у Александра Левинталя достаточно неплохие, учитывая, что он только заступил на этот пост. Сейчас он на 46 месте, а до этого был на 49-м. Думаю, над подробнее о всех тонкостях расскажет президент Фонда «Петербургская политика» Михаил Юрьевич Виноградов.

Виноградов:

— Я большого противоречия не вижу. У нас он ниже среднего. Если брать популярность среди населения, на чем базируется рейтинг эффективности губернаторов, наверное, это где-то серединка, потому что Левинталь не является мощным аллергеном, нет большого негатива, как у главы Перми, Карелии, ряда других регионов. И какой-то эйфории ожидания он не создает, как Тулеев, он таковым не стал.

Если говорить, на что смотрим мы, с первого года, когда связаны ожидания, карт-бланш, он постепенно исчерпывается. И начинаются внимательнее смотреть результаты. С другой стороны, поднимают голову критики.

Наверное, больших ожиданий от Еврейской автономной области не возникало. И регион не так сильно заметен. Но какой-то полноценной истории успеха я пока тоже не увидел. Или даже презентации этого успеха. Я зашел на сайт губернатора перед эфиром. Там нет ежегодного доклада, послания, где обычно предъявляются некие результаты.

С другой стороны, конфликты, которые возникали у губернатора, кадровых решений, вокруг СМИ, ситуации с транспортниками, относительно проблемные в Биробиджане, а все это рождает волну негатива и даже акции протеста, требующие отставки губернатора, который незаметно, но все же начинают появляться.

Некий дефицит аргументов в свою пользу на сегодня у Левинталя есть. И ощущение, что в регионе меняется губернатор за губернатором, а качественного рывка не случается. Возможен он или нет, другой вопрос. Объем негатива и критики начинает расти. Вероятно, толкание локтями в коридорах власти тоже возникает.

Афонина:

— Вы сказали, что он не губернатор-аллерген. А что в таком случае в заслугу можно Левинталю вменить?

Виноградов:

— Я специально зашел на сайт Левинталя, чтобы посмотреть, что предъявить для взвешенной оценки. И таких качественных и ярких ответов, официальных документов пока не обнаружил. Но есть тема, по-разному оцениваемая относительно внешнего долга области. Мы видим, что (не слышно) реструктуризированы, коммерческие обязательства перед федеральным бюджетом, перед Минфином, (не слышно), но здесь есть довольно жесткие обязательства, связанные с сокращением бюджетного дефицита, с сокращением расходов. А это довольно болезненно. И оппоненты последнее время (не слышно)

Ест продвижение в сторону взаимодействия с Китаем. Но нужно понимать, что, наверное, на уровне области это значимо и заметно. С другой стороны, ожидание от прорыва с Китаем общеполитического в России постепенно снижается. Понятно, что Китай, как партнер – непростой пассажир. И нерентабельный подчас для российской экономики. Наверное, несколько снижаются ожидания от темы развития Дальнего Востока. Мы видим, что и полпреда дальневосточного критикуют, ситуацию в целом в Приморье. И в условиях экономического кризиса разговоры о мощном оживлении Дальнего Востока начинают восприниматься потенциально уязвимыми для секвестра. Это не вина, естественно, Еврейской автономной области, но, конечно, дефицит ожидания от Дальнего Востока и о отсутствие мощного прорыва психологически влияет на ожидание от области.

Афонина:

— Спасибо. Нам продолжают присылать сообщения. В первую очередь, негативные оценки работой губернаторов и жизни в той или иной области. В частности, Костромская область, Нерехта нам пишет: «Все хиреет, зарплаты мизерные, работы нет, молодежь бежит. Одни супермаркеты. Основной контингент рабочих на выезде». И еще Рамазан Абдулатипов ставит родственников на высшие должности. Говорит, не виноват я, если мои родственники такие умные. Так что, видишь, наши слушатели продолжают нам активно писать.

Итак, мы говорим о Еврейской автономной области. Губернатор там Александр Левинталь, причем, не так давно. До сентября 2015 года был исполняющим обязанности. А до этого на разных уровнях курировал работу в Хабаровском крае. Так что мы понимаем, что проблемы Дальнего Востока для него не проблемы мифические. И это не назначенец не на свое место. Насколько ему удалось справиться не с очень простым наследством и на какие проекты сейчас делают ставку в этом регионе?

Бондарева:

— Крупный проект должен запускаться в ближайшее время. Горно-обогатительный комбинат Кимкано-Сутарский. С 2007 года он строится. Очень важный для региона. И сроки затянулись, потому что он должен был заработать в прошлом году в полную силу. Но возникали проблемы. Почему-то на разных этапах.

Мы задали вопрос губернатору, когда он запустится и что даст этот проект региону.

Левинталь:

— Были сложности с запуском этого проекта, связанные с тем, что завод строится «под ключ» китайской стороной. Китайская сторона не выполняла условия по контракту. Запуск несколько задержался. Но сейчас соглашение достигнуто. В первом полугодии должно быть завершено строительство главного проекта – первой очереди. И он должен вступить в строй со второго полугодия. Предприятие должно работать.

Еще ряд мощностей, они будут введены до 1 сентября. И в полном объеме предприятие должно работать в этом году.

Что даст это? На первом этапе до тысячи-полторы работающих, в перспективе – до двух с половиной тысяч работающих. По налогам даже в первый год работы – это до 500 миллионов налогов в областной бюджет. Это с учетом льгот, которые предоставляем данному предприятию.

Кроме этого, у нас на запуске или в реализации целый ряд проектов. Это проекты, связанные со строительством моста железнодорожного, который будет первым железнодорожным мостом между Россией и Китаем. В настоящее время уже ведутся подготовительные работы. И в ближайшие дни будет определен генеральный подрядчик. И массовое строительство моста начнется сейчас. Вокруг моста будет построен целый ряд объектов, в том числе, логистические парки. Эти крупные объекты позволят нам серьезно преобразить экономику прилегающих к мосту районов.

Есть проекты по добыче графита. Одно из лучших в мире месторождений у нас, а в последующие и переработка графита. И целый ряд проектов, связанных с агропромышленным комплексом.

Афонина:

— У меня сразу возникают вопросы: кто будет работать на предприятиях? Кто будет строить мосты и дороги? Потому что, по-моему, в Еврейской автономной области есть некий голод ресурсов человеческих. И финансовых тоже. Вопросов очень много.

Думаю, что на некоторые из них нам ответит генеральный директор международного центра развития регионов Игорь Меламед.

Игорь Ильич, вы же писали стратегию для Еврейской и Амурской областей. Какие из перспективных направлений у этого региона есть?

Меламед:

— Я бы еще добавил, что мы писали и стратегию развития Дальнего Востока и Байкальского региона. И мы же писали и государственную программу развития этого макрорегиона. Что там можно делать, мы хорошо представляем.

Александр Борисович очень правильно сказал о тех проектах, которые реализуются. Действительно, в первую очередь, это мост. И мост это будет целый прорыв на Дальнем Востоке вообще, потому что у нас все 3 тысячи километров государственной границы с Китаем по Амуру, нет ни одного моста. Поэтому приграничное сотрудничество после того, как будет введен полноценный железнодорожный мост, оно получил колоссальный импульс.

России есть, что вывозить по этому мосту. В том числе, Еврейской области. Это продукция Кимкано-Сутарского ГОКа, который в Еврейской области. И продукцию месторождений Куранах и Большой Сейим. Это у нас титановые концентраты. Это составит 3-4 миллиона тонн. Мы рассчитываем, что увеличится поток и переработанной сельхозпродукции, потому что в Китае сейчас нарождается очень интересный рынок экологически чистой продукции. Раньше главной задачей было накормить Китай, а теперь он стало разборчивым, уровень благосостояния вырос. А здоровой пищи китайская земля производить уже не может. Там одни химикаты и концентраты. И гормоны роста. И все прочее. А российская продукция, это очень интересное явление, вся считается в Китае экологически чистой и без сертификации.

Бондарева:

— Не раз приходилось слышать разговоры, что необходимо Еврейскую автономную область соединить с Хабаровским краем, с Амурской областью. Что она уже сама по себе формально статус носит.

Меламед:

— Знаете, необходимости в этом нет. Область — это пять районов сегодня, пять муниципальных образований плюс город Биробиджан. Конечно, она небольшая. Там 180 тысяч населения. И город Биробиджан – 75 тысяч. Но по меркам Москвы – это небольшой район. Но это же не московские мерки. Это Дальний Восток. У нас вся Магаданская область еще меньше, несмотря на свои гигантские размеры. По численности.

С точки зрения управляемости, все равно ее надо делать некоей автономией в составе, например, Хабаровского края. И что мы выиграем от этого?

Сегодня это полноценная область. Там вполне налаженная экономика, которая должна получить серьезный толчок в ближайшие годы.

Афонина:

— Нам Михаил из Хабаровска дозвонился. Здравствуйте!

— Здравствуйте! Насчет моста. Построили мы там речной порт. Сейчас они у нас эту землю отобрали, администрация. И сейчас там строят мост. На нашей земле.

Что касается самого бизнеса, там все идет – полная сростка. Администрация области, судебные органы – там все у них срощено. Никакого бизнеса никому не пробиться. И надо просто их присоединить к Хабаровского краю. Все эти их структуры областные, суды, все разогнать и все сократить. Это одна коррупция и больше ничего.

Афонина:

— Спасибо, Михаил. Игорь Ильич, это вот, что называется, мнение народа.

Меламед:

— Я, зная область, много лет там работая, скажу, что у меня нет такого ощущения, что в области какая-то очень сильная коррупция. Если говорить про мост, то, может, уважаемый Михаил вообще с Амурской областью спутал, потому что строить мост до сих пор в Амурской области не удается, потому что вся земля, откуда должен начинаться мост с российской стороны, она была скуплена еще сотрудниками администрации, которая была там 10-12 лет назад. И с тех пор из-за этого невозможно ничего начинать.

Здесь порт существовал. Да. Там пару раз стенку ледоколом сносило. Но нельзя сказать, что земля там… Порт и сегодня работает. Переход существует.

Афонина:

— Спасибо большое!