Речь Президента Европейского Еврейского Конгресса И Российского Еврейского Конгресса Вячеслава Моше Кантора На Памятном Мероприятии, Посвященном 70-й Годовщине Событий Хрустальной Ночи

КАТЕГОРИЯ

ПОДЕЛИТЬСЯ

Мы ожидаем появление раввина Лау через несколько минут, поэтому я начну.

Уважаемый раввин Альбер Гиги,
Уважаемый раввин Артур Шнайер,
Уважаемый раввин Марк Шнайер,
Наш уважаемый и великолепный певчий Мюллер, мы глубоко тронуты вашими словами и вашей музыкой.

Но я не раввин, и с вашего позволения сегодня я буду говорить о цифрах – цифрах, которые сегодня очень актуальны. Я хотел бы начать со слов «Шана Това». Эта неделя – особенная для всех нас. Мы открываем Неделю толерантности в Европе – толерантности и взаимоуважения.

Прежде чем обсуждать эту важнейшую и актуальнейшую для Европы тему, я, с вашего позволения, немного расскажу о вчерашнем и сегодняшнем дне. Этим мероприятием, посвященным 70-летию событий Хрустальной ночи, мы завершаем пятилетний цикл памятных мероприятий, начатый пять лет назад в Кракове, где мы собрались в память о 60-й годовщине освобождения Аушвица – самого ужасного места на земле, символизирующего вызов всему человечеству. Здесь находились шесть лагерей смерти, в которых практически открыто на глазах у всего человечества было убито 3 миллиона евреев.

Затем мы провели памятное мероприятие, посвященное 65-летию массовых расстрелов в Бабьем Яре. Это так называемый «скрытый» Холокост пяти тысяч бабьих яров в Восточной Европе, где погибло еще 3 миллиона евреев, имена которых неизвестны. Хрустальная ночь стала началом систематического уничтожения еврейского народа в Европе.

Хрустальная ночь символизирует так называемый «экономический» Холокост. Впервые в истории евреев заставили заплатить контрибуцию за преступление, совершенное против них. Ее размер составил один миллиард немецких марок. Представьте себе значение этой суммы: сегодня она эквивалентна более, чем 50 миллиардам долларов США. Этого было совершенно достаточно Адольфу Гитлеру, чтобы финансировать свои амбиции и начать Вторую мировую войну.

Но прежде Адольф Гитлер, будучи очень осторожным политиком, дважды проверил толерантность Европы и толерантность всего мира. Первой проверкой стала Хрустальная ночь. После нее он обрел абсолютную уверенность в том, что немецкий народ не станет защищать евреев – своих вчерашних соседей и друзей.

Затем была другая проверка – проверка, о которой не так хорошо известно, как о Хрустальной ночи. Эта проверка называлась «Сент-Луис» — корабль, на котором из Германии в никуда отправили около 1 000 еврейских беженцев. В первые два месяца ни одна страна не согласилась принять пассажиров «Сент-Луиса». Только два месяца спустя четыре страны, включая Бельгию, – и мы очень благодарны этой стране и ее Правительству, – приняли половину беженцев. Оставшиеся же прибыли в Гамбург в конце лета 1939 года, где нашли свою смерть.

После этого Гитлер окончательно убедился в том, что никто в мире не защитит евреев. Какую цену все мы, и, в первую очередь, сама Европа, заплатили за этот урок? Нам это хорошо известно: 6 миллионов евреев, 10 миллионов немцев и 44 миллиона человек, не являющихся ни евреями, ни немцами. Как сегодня сказали почтенные раввины Артур Шнайер и Марк Шнайер, наблюдатели заплатили самую высокую цену, если говорить о цифрах. Они были хорошими людьми, я совершенно согласен с раввинами, но нужно ли нам повторять их опыт?

Что же мы видим сегодня? Сегодня лидер очень проблемной страны – страны, которая пытается получить ядерное оружие, не входя ни в одно международное соглашение, — открыто, в присутствии представителей других стран-членов Организации Объединенных Наций, угрожает стереть с карты Государство Израиль и привести в исполнение свои декларации. Никто не покидает зал, никто не протестует.

Уверяю вас: мы снова являемся свидетелями преступления против человечества и храним молчание, когда молчать непозволительно. Пять тысяч европейских компаний, несмотря на декларируемую их странами поддержку санкций, открыто сотрудничают с иранским режимом, при этом оборот такого сотрудничества превышает 100 миллиардом долларов США ежегодно.

Скажу больше, у Ирана уже есть первая экспериментальная ядерная бомба. Конечно, они не обладают технологией массового производства таких бомб, чего им очень бы хотелось, однако у них уже есть средства доставки дальностью не менее 5 000 километров. Это значит, что не только Израиль и Россия, но и Европа является достижимой. Они уже располагают проектом боеголовки. Я уверяю вас в этом, так как являюсь президентом Люксембургского Форума – организации, которая объединяет 60 лучших специалистов по предотвращению ядерной катастрофы. От имени этой организации могу сказать вам, что боевая часть этой экспериментальной бомбы создана при полномасштабном сотрудничестве многих ведущих европейских стран с использованием технологий двойного назначения. Нам следует принять это во внимание. Наконец, Иран располагает 20 килограммами обогащенного урана, который он приобрел на черном рынке в Пакистане.

Это явная аналогия, и очевидно, что мы живем в очень опасном мире. Но что делать? Каким будет наше будущее? Должны ли мы лишь критиковать, или надо занять активную позицию? Говоря сегодня о будущем еврейского народа, я хотел бы поделиться с вами любимым выражением моего отца: «Хочешь рыбу на тарелке – положи деньги на стол». Отец часто так говорил, и сегодня нашей рыбой на тарелке должна стать очень хорошая программа объединения Европы, ее еврейской и нееврейской улиц. Эта программа — программа толерантности и взаимоуважения, нацеленная на борьбу с ксенофобией, расизмом, антисемитизмом и всеми формами экстремизма. У нас есть шанс объединить Европу, только если перед нами стоят общие цели.

Хочу сказать вам о важном: толерантность может быть и лекарством, и ядом. Реализация этой программы – задача нетривиальная. Нам нужно много специалистов высшего класса для разработки идеологии и технологии толерантности.

Должен сказать вам об одном факте. Наш комитет, занимающийся подготовкой этой программы, решил провести эксперимент на примере одной страны – просто перечислить для нее принципы, которые следует уважать, чтобы добиться результата. Один лишь список вопросов, касающихся политики, законодательства, иностранных дел, культуры, миграции и так далее, составил 400 страниц.

Это значит, что на подготовку специалиста по толерантности и взаимоуважению уйдут многие годы. Это не менее сложно, чем подготовить специалиста в области ядерной физики – обучение с детского сада до получения докторской степени займет 20-25 лет. Толерантность не менее важна и не менее сложна. Поэтому завтра при поддержке Европейского парламента и его Председателя, при поддержке Председателя Парламентской ассамблеи Совета Европы, Председателя Европейской комиссии господина Баррозу, наших уважаемых коллег из Совета по Толерантности и Взаимоуважению, президента Квасьневского и его коллег, и при содействии парламентариев мы постараемся начать процесс, который, как мы надеемся, никогда не закончится.

У китайцев ушло 2 000 лет, чтобы построить Великую стену, которая никогда не использовалась для обороны страны, служа единственной цели – объединить нацию. Я верю, что программа толерантности и взаимоуважения, которую мы начинаем на этой неделе, по-настоящему объединит Европу.

Для строительства устойчивого здания надо начать с фундамента. Необходимы три точки опоры, потому что в геометрии самой устойчивой фигурой является треугольник. Вершинами этого треугольника должны стать объединенная Европа, Соединенные Штаты Америки и Россия. И последнее. Хочу вспомнить слова из Шмоне-эсре: Господь поможет взойти семенам спасения, если мы, люди, посадим эти семена в уже удобренную почву. Мы должны посеять эти семена вместе.

Благодарю за внимание.